Усыновление эмбрионов и установление отцовства и материнства при применении искусственных методов репродукции человека

Добро пожаловать на портал eurasialegal.info!

Усыновление эмбрионов и установление отцовства и материнства при применении искусственных методов репродукции человека

Юридическая консультация — это один из видов юридической помощи, которая представляет собой предварительную беседу клиента и юриста. В ходе данной беседы посетитель излагает существующую проблему, а юрист (адвокат) озвучивает возможные решения данной проблемы, находящиеся в рамках правового поля, а также информирует о перспективах и последствиях, которые могут возникнуть при их реализации.

Юридическая консультация решает проблему доступности квалифицированной юридической помощи для граждан и юридических лиц на территории страны, включая бесплатную помощь гражданам, предусмотренную действующим законодательством Российской Федерации.

Грамотная консультация квалифицированного специалиста в различных областях права позволит разрешить многие возникающие проблемы.

Например, в сфере трудового законодательства могут проявляться ситуации, не позволяющие организации функционировать в оптимальном режиме.

Например, вопросы законного увольнения сотрудника, ненадлежащим образом исполняющего свои обязанности, чтобы в случае обращения уволенного в надзорные органы и комиссии по трудовым спорам, вышеуказанные организации не признали действия предприятия незаконными и не оспорили их.

Правовое обеспечение любых действий с недвижимостью довольно сложно для восприятия неподготовленного человека. При этом споры и конфликты, возникающие при сделках с недвижимостью – одни из наиболее часто возникающих в нашей стране.

Попытка решения таких разногласий самостоятельно чревата огромными рисками, от финансовых потерь до потери собственно недвижимости. Квалифицированная помощь специалиста в области жилищного права позволить разрешить ситуацию с максимально возможной выгодой для обратившегося.

Зачастую физическим и юридическим лицам необходимо позаботиться о защите своих интересов в настоящее время, а также предотвращения возможного наступления негативных последствий от любых совершаемых действий в будущем. Во избежание подобных негативных последствий, большинство возникающих жизненных ситуаций необходимо разрешать, используя компетентную юридическую помощь.

При этом наши специалисты, понимая, что в некоторых случаях необходимость в профессиональной консультации может возникнуть как днем (при наличии достаточного количества времени для решения проблемы), так и ночью, когда вопрос является животрепещущим и требует немедленного решения, бесплатно обеспечивают клиентам онлайн юридическую поддержу в любое время суток каждый день без выходных.

Перечень вопросов, которые могут быть разрешены с помощью консультации юриста, весьма широк. Он включает в себя помимо перечисленного выше, анализ и корректировку документов, на основании которых организация осуществляет свою деятельность, правовую экспертизу документов и договоров, составление контрактов, актов, иных документов.

Безусловное преимущество нашей организации заключается в том, что при осуществлении круглосуточной консультации в онлайн-режиме клиент может спокойно описать возникшую проблему и все вопросы, возникающие в связи с ней, а также определить необходимую форму обратной связи – по телефону либо письменно.

Помимо указанных преимуществ, клиент может быть уверен, что его проблема будет рассмотрена в кратчайшие сроки высококвалифицированным специалистом с соответствующим образованием и опытом решения подобных проблем, и по итогам взаимодействия с консультантом он будет иметь исчерпывающий ответ на заданные вопросы.

Усыновление эмбрионов и установление отцовства и материнства при применении искусственных методов репродукции человекаЭффективность ведения бизнеса в значительной степени зависит от своевременного получения качественных юридических услуг. Для Вашего удобства и благополучия мы осуществляем скорую юридическую помощь по телефону и онлайн. Штат первоклассных юристов всегда готов оказать необходимую помощь для разрешения самых сложных жизненных ситуаций. Без перерывов, без выходных, круглосуточно, 7 дней в неделю наши специалисты работают для Вас!

Если же Вам нужна консультация бухгалтера или юриста по корпоративным спорам (делам), то Вы всегда ее можете получить у наших партнеров на справочном сайте IF-NS.RU

С уважением, коллектив eurasialegal.info!

Источник: https://www.eurasialegal.info/index.php?catid=219:2013-03-13-06-06-15&id=5111:2016-10-07-09-11-18&option=com_content&view=article

Установление отцовства и материнства при применении искусственных методов репродукции человека

установление отцовство материнство судебный

С развитием и широким применением новых методов вспомогательных репродуктивных технологий в нашей стране все большее признание получает теория социального отцовства и материнства. Согласно этой теории основанием возникновения родительских прав и обязанностей может быть не только биологическое происхождение, но и социальная связь.

Семейный кодекс РФ содержит указания на три способа репродуктивной деятельности: искусственное оплодотворение, имплантация эмбриона и имплантация эмбриона в тело суррогатной матери.

Вопрос об установлении происхождения детей в случае искусственного оплодотворения решен в законе однозначно. В соответствии с ч. 4 ст.

51 СК РФ, лица, состоящие в браке и давшие согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения, в случае рождения у них ребенка в результате применения этого метода записываются его родителями в книге записи рождения.

Следует, однако, иметь в виду, что супруг, давший согласие на искусственное оплодотворение, вправе оспаривать отцовство, в случае если беременность жены произошла не вследствие искусственного оплодотворения, а иным образом.

Следующий способ репродуктивной деятельности, указанный в СК РФ — имплантация эмбрионов. В Инструкции Министерства здравоохранения этот способ назван как экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО).

В целях рождения ребенка закон допускает возможность имплантации эмбриона женщине, состоящей в браке, а также одинокой женщине. Для юридической квалификации отношений, возникших в связи с имплантацией эмбрионов, важны два признака. Во-первых, согласие супругов на имплантацию эмбриона жене.

Во-вторых, факт рождения ребенка женщиной (супругой), которой имплантировали эмбрион. Вопрос об установлении происхождения детей в случае имплантации эмбриона определен в п. 1 ч. 4 ст.

51 СК РФ: «Лица, состоящие в браке и давшие согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этого метода записываются его родителями в книге записей рождений».

Такой способ искусственной репродукции, как суррогатное материнство, — это разновидность способа имплантации эмбрионов.

Но так как данный способ порождает иные правовые последствия для субъектов данных отношений (супружеской пары, суррогатной матери и ребенка), законодатель решил выделить его отдельно (п. 2 ч. 4 ст. 51 и п. 2 ч. 3 ст. 52 СК РФ).

Способ рождения ребенка с помощью суррогатной матери вызывает множество споров, т.к. возможность возникновения родительских прав у супругов (одинокой женщины), ожидающих передачи ребенка, поставлена в зависимость от воли суррогатной матери. Согласно п. 2 ч. 4 ст.

51 СК РФ, лица, состоящие в браке и давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, после рождения ребенка могут быть записаны в качестве родителей в книге записей рождения только с согласия женщины, которая родила ребенка.

Исходя из принципа добровольности вынесения такого решения, следует признать право суррогатной матери изменять свое решение до момента осуществления органами записи актов гражданского состояния соответствующей записи.

Таким образом, любые договоры, расписки суррогатной матери с обязательствами дать согласие на осуществление записи о родителях не имеют юридической силы.

Если суррогатная мать не дает согласия на запись супругов родителями и сама отказывается быть записанной матерью, то органы записи актов гражданского состояния обязаны записать ее матерью.

В связи с использованием искусственных способов репродуктивной деятельности человека несомненный интерес вызывает правовой статус самих эмбрионов. Проблема, связанная с определением правового статуса эмбрионов, их правовой защиты, является актуальной для России.

Источник: https://studbooks.net/1085732/pravo/ustanovlenie_ottsovstva_materinstva_primenenii_iskusstvennyh_metodov_reproduktsii_cheloveka

Установление отцовства и материнства при применении искусственных методов репродукции человека

 Наименование параметра  Значение
Тема статьи: Установление отцовства и материнства при применении искусственных методов репродукции человека
Рубрика (тематическая категория) Право

В СК РФ (п. 4 ст. 51) определен порядок установления происхождения ребенка, рожденного в результате использования метода искусственного оплодотворения. Лица, состоящие в браке и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов записываются ᴇᴦο родителями в книге записей рождений. При этом как следует из ст. 51 (п. 4) СК РФ не имеет значения, являются ли супруги генетическими родителями или нет.

Однако в случае имплантации эмбриона другой женщине в целях ᴇᴦο вынашивания, указанные лица могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

При государственной регистрации рождения такого ребенка одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть выдан документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия суррогатной матери на запись супругов родителями ребенка (п. 5 ст. 16 Федерального закона РФ «Об актах гражданского состояния»).

Выражение согласие суррогатной матери на вынашивание эмбриона на момент имплантации недостаточно для того, чтобы лица заключившие с ней соответствующий договор были записаны в качестве родителей.

Такое согласие должно быть дано ей уже после рождения ребенка и если она не подтверждает свое согласие, то сама должна быть записана в качестве матери ребенка.

Однако, в случае если такое согласие она дала, то затем она не может ᴇᴦο отозвать.

Супруг, давший в порядке, установленном законом согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства.

Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства.

Семейный кодекс Российской Федерации не уточняет, в каких случаях допускается искусственное зарождение детей. Более подробно эти вопросы регулируются в «Основах законодательства об охране здоровья граждан» и приказе Минздравмедпрома от 28 декабря 1993 г.

Так, женщина, желающая стать матерью в результате искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона, должна быть совершеннолетней и находиться в детородном возрасте.

В отличие от СК искусственное зарождение ребенка допускается как у женщин, состоящих в браке, так и у одиноких женщин. Их согласие должно быть оформлено письменно и должно ясно выражать желание иметь ребенка, зачатого искусственно.

Федеральный закон «Об актах гражданского состояния» СЗ РФ 1997 N 47 Ст. 5340.

Основы законодательства РФ «Об охране здоровья граждан Ведомости РФ 1993 N 33 Ст. 1318.

Установление отцовства и материнства при применении искусственных методов репродукции человека — понятие и виды. Классификация и особенности категории «Установление отцовства и материнства при применении искусственных методов репродукции человека» 2015, 2017-2018.

  • — Amp;41. Установление отцовства и материнства при применении искусственных методов репродукции человека.

      В результате достижений в области биологии и медицины стало возможным применять на практике методы искусственной репродукции (воспроизведения) человека. Потребность в этом достаточно велика. В России 20% супружеских пар бесплодны. Право каждой женщины на… [читать подробнее].

  • Источник: http://referatwork.ru/lectionbase/pravo/view/156117_ustanovlenie_otcovstva_i_materinstva_pri_primenenii_iskusstvennyh_metodov_reprodukcii_cheloveka

    Установление отцовства (материнства) при применении искусственных методов репродукции человека

    Особые правила при внесении сведений о родителях в запись акта о рождении при применении искусственных методов репродукции человека (п.4 ст.51 СК).

    Искусственное оплодотворение (в юридическом смысле) — две разные медицинские процедуры (искусственная инсеминация спермой мужа или донора и экстракорпоральное оплодотворение).

    Лица, состоящие в зарегистрированном браке и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, при рождении у них ребенка в результате применения этих методов записываются его родителями в книге записей рождений (не имеет значения, являются ли супруги или один из них генетическими родителями ребенка).

    Они могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери) (при государственной регистрации рождения такого ребенка одновременно с документом, подтверждающим факт его рождения, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия суррогатной матери на запись супругов родителями ребенка (п.5 ст.16 Закона «Об актах гражданского состояния»)).

    Заявление о государственной регистрации рождения ребенка должно быть сделано не позднее чем через месяц со дня рождения ребенка (п.6 ст.16 Федерального закона «Об актах гражданского состояния»).

    • Запись родителей ребенка в актовой книге рождений — доказательство происхождения ребенка от указанных лиц.
    • Оспаривать запись только в судебном порядке вправе (ст.52 СК) (сроки не установлены):
    • 1) лицо, записанное в качестве отца или матери ребенка;
    • 2) лицо, фактически являющееся отцом или матерью ребенка;
    • 3) сам ребенок при достижении совершеннолетия;
    • 4) опекун (попечитель) ребенка;
    • 5) опекун родителя, признанного судом недееспособным.
    Читайте также:  Бывшая жена выходит замуж: что делать, нужно ли платить алименты

    25. Личные неимущественные права и обязанности несовершеннолетних детей. Защита прав несовершеннолетних детей.

    К личным неимущественным правам ребенка относятся:

    1. право жить и воспитываться в семье;
    2. право на общение с родителями и другими родственниками;
    3. право на защиту;
    4. право выражать свое мнение;
    5. право на имя, отчество и фамилию.

    Каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, знать своих родителей, право на их заботу, на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Ребенок имеет право на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства.

    Ребенок имеет право на общение с обоими родителями, а также другими родственниками. Расторжение брака родителями, признание его недействительным не влияет на права ребенка. В случае раздельного проживания родителей ребенок имеет право на общение с каждым из них.

    1. Защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями, а в случаях, предусмотренных СК РФ, органом опеки и попечительства, прокурором и судом.
    2. Несовершеннолетний, признанный судом полностью дееспособным, имеет право самостоятельно осуществлять свои права и обязанности.
    3. При нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в оран опеки и попечительства, а при достижении возраста 14 лет – в суд.

    Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

    В случаях изменения имени и фамилии ребенка, восстановления в родительских правах, усыновления, изменения имени, фамилии и отчества в связи с усыновлением, записи усыновителей в качестве родителей органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет.

    Ребенок имеет право на имя, фамилию и отчество, а также на их изменение в порядке, установленном законом.

    Имущественные права. Ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи.

    Ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, а родители не имеют права собственности на имущество ребенка.

    Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсий, пособий, поступают в распоряжение родителей и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка.

    Защита прав несовершеннолетних детей закреплено в семейном кодексе.

    26. Имущественные права ребенка.

    Имущественные права ребенка можно условно разделить на право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи, право собственности на доходы, полученные им, на имущество, приобретенное на средства сына или дочери.

    Имущественные права ребенка в семье включают:

    Рекомендуемые страницы:

    Источник: https://poisk-ru.ru/s26242t2.html

    Установление отцовства и материнства при применении искусственного метода репродукции человека

    Определенные проблемы с записью о родителях ребенка могут возникнуть и при применении современных технологий искусственного репродуцирования человека. Так, лица, давшие письменное согласие на искусственное оплодотворение или на имплантацию эмбриона, записываются в качестве родителей ребенка.

    В данном случае могут возникнуть две ситуации.

    В первую очередь, искусственное оплодотворение может быть произведено спермой мужа матери ребенка или при имплантации может быть использован эмбрион, генетически происходящий от данной супружеской пары.

    В ???м случае налицо биологическое родство между ребенком и обоими родителями.

    Во-вторых, возможно искусственное оплодотворение донорской спермой или имплантация эмбриона, генетически связанного только с одним из родителей или вообще не имеющих с ними генетической связи (донорского эмбриона). В такой ситуации биологическое родство с одним из родителей или даже с обоими из них отсутствует.

    При этом законодательство предписывает записывать лиц, выразивших согласие на применение указанных технологий, в качестве родителей, а ст. 52 СК запрещает им при оспаривании отцовства или материнства ссылаться на факт применения данных технологий.

    Еще больше проблем возникает при применении так называемого суррогатного материнства.

    В данном случае российское законодательство предусматривает возможность исключения из древнего правила mater est quam gestatio demonstrat1.

    Конститутивным признаком суррогатного материнства будет заключение до момента зачатия ребенка договора о вынашивании ребенка суррогатной матерью с целью последующего установления родительских правоотношений с данным ребенком, лицами, заключившими такой договор с суррогатной матерью.

    Заключение договора до момента зачатия ребенка позволяет отличить договор о суррогатном материнстве от договора об уступке уже зачатого или рожденного ребенка. Последний договор следует признать ничтожным вследствие его противоречия основам нравственности (ст. 169 ГК РФ).

    Отметим, что технически возможны различные формы суррогатного материнства: путем искусственного оплодотворении суррогатной матери спермой лица, желающего установить родительские провоотношения с ребенком (так называемой низкотехнологичное суррогатное материнство), и путем пересадки эмбриона суррогатной матери (высокотехнологичное суррогатное материнство). В первом случае суррогатная мать будет одновременно и генетической матерью ребенка. Во втором случае генетическая связь между суррогатной матерью отсутствует.

    Российское законодательство регулирует только высоко-технологичное суррогатное материнство.

    Это позволяет избежать ситуации, когда суррогатная мать обязуется передать по договору и права на рожденного ею, генетически происходящего от нее ребенка.

    При этом отсутствие генетической связи между ребенком и суррогатной матерью само по себе недостаточно для утраты ею права быть записанной в качестве матери ребенка. Закон отдает в данном случае предпочтение не факту рождения и не факту наличия генетической связи, а намерению суррогатной матери передать ребенка. юридически значимое намерение должно быть выражено дважды: в момент заключения договора о суррогатном материнстве до зачатия ребенка и еще раз после рождения ребенка.

    В случае если она отказывается от подтверждения согласия, она может сама записаться в качестве матери рожденного ею ребенка.

    При этом если она подтвердила согласие, отозвать его в дальнейшем и оспорить запись в качестве родителей лиц, заключивших с ней договор, она уже не вправе.

    Лица, давшие согласие на вынашивание, связаны согласием и не вправе отозвать его.

    В случае если суррогатная мать не возражает против тогого, они обязаны записать себя в качестве родителей ребенка и не вправе при оспаривании отцовства или материнства ссылаться на применение суррогатного материнства.

    Данная норма должна быть признана одним из достижений Семейного кодекса. В ней сформулировано весьма удачное решение сложной

    с моральной позиции проблемы.

    При использовании суррогатного материнства возникает противоречие между интересами лиц, заключивших договор на вынашивание ребенка и являющихся его генетическими родителями, и женщиной, осуществляющей вынашивание. Поскольку лица, заключившие договор на вынашивание, будут генетическими родителями ребенка, они могут связывать надежды и родительские чувства с его появлением на свет. Отказ суррогатной матери от подтверждения согласия на запись их в качестве родителей может причинить им серьезную травму.

    Суррогатная мать, в свою очередь, не являясь генетической матерью, тем не менее имеет с ребенком биологическую связь.

    В процессе беременности и родов пробудут материнские чувства, которые могут полностью изменить ее отношение к ребенку и заключенному ею соглашению.

    В случае если бы она была по закону обязана передать ребенка лицам, заключившим с ней договор, как могло бы оказаться для нее столь же тяжелой утратой, как потеря собственного ребенка. Потому при разрешении данной коллизии интересов предпочтение было отдано интересам суррогатной матери. Факт вынашивания или рождения был признан более социально и эмоционально значимым, чем генетическое происхождение.

    При этом суррогатная мать вправе отказаться от подтверждения его согласия только до момента записи других лиц в качестве родителей ребенка.

    В дальнейшем она уже не вправе отозвать его.

    �менно такая мера необходима для защиты интересов ребенка и супружеской пары, записанных в качестве его родителей и заинтересованных в стабильности родительских правоотношений. Совершенно недопустима ситуация, когда они жили бы в течение многих лет под угрозой оспаривания свои родительских прав.

    На основании всего сказанного можно сделать вывод, что российское семейное законодательство развивается по пути придания большего значения социальным связям, основанным на намерении лиц установить родительские отношения с ребенком, по сравнению со связями генетическими.

    Дата добавления: 2015-07-25; просмотров: 136 | Нарушение авторских прав

    Меры защиты и ответственности в семейном праве. | Прекращение брака. | Признание брака недействительным, расторжение брака. | Личные неимущественные права и обязанности супругов. | Общая характеристика имущественных отношений супругов. | Раздел общего имущества супругов. | Договорный режим имущества супругов. | Ответственность супругов по обязательствам. | Установление отцовства и материнства. | Лишение родительских прав. Порядок лишения родительских прав. |

    mybiblioteka.su — 2015-2019 РіРѕРґ. (0.005 сек.)

    Источник: https://mybiblioteka.su/tom2/3-129446.html

    Установление отцовства и материнства при применении вспомогательных репродуктивных технологий

     

    • УСТАНОВЛЕНИЕ 
      ОТЦОВСТВА И МАТЕРИНСТВА 
    • ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ 
    • РЕПРОДУКТИВНЫХ 
      ТЕХНОЛОГИЙ

          Согласно 
    Кодексу о браке и семье РБ, родителями ребенка, родившегося в результате применения метода искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, записываются лица, состоящие в браке и давшие свое письменное согласие на применение этих методов. Данная норма подлежит применению при условии, что вынашивает и рожает ребенка именно та женщина, которая дала согласие на применение методов ВРТ (метод экстракорпорального оплодотворения и имплантации эмбриона, метод искусственной инсеминации спермой мужа (донора).

          При этом какого-либо разграничения правовых последствий гомологического оплодотворения (с использованием половых клеток супругов) и гетерологического (с использованием донорских гамет) закон не устанавливает1.

    Таким образом, презумпция происхождения ребенка от лиц, состоящих в браке, а также наличие их письменного согласия на применение методов вспомогательной репродукции дает основание записывать их в книге записей рождений в качестве родителей независимо от того, являются ли они (один из них) генетическими родителями ребенка или нет.

          Отдельного 
    рассмотрения заслуживает ситуация, при которой женщина рожает ребенка, зачатого методом искусственного оплодотворения с использованием своей яйцеклетки и спермы мужа, умершего еще до момента зачатия. По оценкам эмбриологов, сперма в замороженном виде может храниться до 25 лет2.

    В литературе описывался случай, когда муж сдал свою сперму в банк-хранилище и оплодотворение было произведено бывшей женой уже после смерти мужа3. Вторым вариантом рождения ребенка от умершего человека может быть использование криоконсервированных эмбрионов, оставшихся от предыдущих попыток искусственного оплодотворения.

    Эмбрионы, помещенные в жидкий азот, могут храниться не один десяток лет, причем срок их хранения действующим законодательством не ограничен.

          В связи с этим возникает вопрос: правомерно ли имплантировать вдове 
    замороженный эмбрион, полученный при 
    оплодотворении спермой мужа ее яйцеклетки? Думается, использование половых клеток умершего человека и эмбрионов, полученных и замороженных до его смерти, недопустимо по этическим и юридическим соображениям.

    Согласно Кодексу о браке и семье РБ, вопросы материнства и отцовства должны решаться супругами совместно, поэтому использование репродуктивных тканей умершего мужа можно расценить как злоупотребление бывшей супругой своими правами.

    Неизвестно, выразил бы муж согласие на производство жене искусственного оплодотворения, будь он жив, по-прежнему ли он хотел бы иметь ребенка от своей супруги и продолжался бы их брак с супругой.

    Исходя из вышесказанного, необходимо закрепление в законе, регламентирующем применение методов ВРТ, запрета на применение вспомогательных репродуктивных технологий с использованием криоконсервированных половых клеток умерших людей, а также криоконсервированных эмбрионов, содержащих половые клетки умершего человека.

          Законодательство 
    Беларуси формально не лишает женщину, чей супруг умер, права на имплантацию эмбриона, образованного при оплодотворении ее яйцеклетки спермой покойного мужа. Кодекс о браке и семье РБ предусматривает возможность установления отцовства в отношении умершего человека.

    Если ребенок родился в течение трехсот дней с момента смерти супруга матери ребенка, отцом ребенка признается бывший супруг матери, если не доказано иное. Однако если рождение ребенка произошло после истечения трехсот дней, то умерший муж не может быть записан отцом родившегося ребенка.

          В соответствии с Кодексом о браке 
    и семье РБ может быть  предусматрина возможность установления отцовства в судебном порядке по заявлению матери ребенка. При этом суд должен принимать во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица.

    Читайте также:  Брак по залету: статистика разводов, психология отношений в семье

    Такими доказательствами могут быть договор об оказании медицинских услуг по применению метода искусственного оплодотворения, письменное заявление бывшего мужа о криоконсервации (замораживании) спермы, письменное заявление супругов о криоконсервации эмбрионов, справка, выданная медицинской организацией, подтверждающая проведение процедуры искусственного оплодотворения с использованием размороженной спермы бывшего мужа истицы либо эмбрионов супругов.

          Еще одним спорным вопросом, связанным 
    с хранением неиспользованных криоконсервированных эмбрионов, является вопрос о правомерности имплантации эмбриона женщине, осуществляемой после расторжения брака между супругами.

    Законодательство не содержит норм, регулирующих порядок использования замороженных эмбрионов, а также не определяет права супругов, в том числе бывших, на их эмбрионы.

    Таким образом, после расторжения брака женщине может быть произведена процедура имплантации эмбриона, содержащего генетический материал бывшего супруга, после чего, родив ребенка, женщина может обратиться в суд с заявлением об установлении отцовства.

    Одновременно с иском об установлении отцовства может быть предъявлено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка.

    Доказательствами, подтверждающими происхождение ребенка от бывшего супруга, могут служить заявление бывших супругов о криоконсервации эмбрионов, справка из медицинской организации о применении метода имплантации эмбриона, данные судебно-биологической экспертизы крови ребенка, ответчика и матери. Причем если ранее такая экспертиза могла лишь исключить отцовство ответчика, но не подтвердить его, то сейчас экспертиза крови, проведенная методом геномной или генетической дактилоскопии, позволяет практически со стопроцентной вероятностью установить, является ли ответчик биологическим отцом ребенка.

          Поскольку законом не установлен срок исковой 
    давности по делам данной категории, отцовство лица может быть установлено 
    в любое время после рождения ребенка, в том числе после 
    достижения ребенком возраста восемнадцати лет.

    Установление отцовства в отношении бывшего супруга повлечет за собой необходимость исполнения им определенных законом обязанностей, возникающих в связи с рождением ребенка, а также, что немаловажно, позволит решить вопросы, связанные с наследованием имущества ответчика в случае его смерти.

          Однако, несмотря на формальное соответствие требованиям Семейного законодательства, факт установления отцовства в отношении лица, не дававшего согласие на использование своих репродуктивных клеток, неприемлем прежде всего по соображением юридической этики.

    Имплантация женщине эмбриона, содержащего половые клетки бывшего супруга, проведенная без его согласия, позволяет говорить о нарушении репродуктивного права бывшего супруга – права человека свободно, без какой-то бы ни было дискриминации, принуждения и насилия свободно принимать решение о воспроизводстве потомства, числе детей, об интервалах между их рождением4.

          В целях защиты прав и интересов 
    граждан, проходящих лечение с помощью 
    вспомогательных репродуктивных технологий, предлагается закрепить в законе, регламентирующем применение методов ВРТ, правило, согласно которому любые действия с эмбрионами могут осуществляться только при наличии письменного согласия лиц, чей генетический материал был использован при создании эмбрионов.

          Семейное 
    законодательство допускает возможность 
    оспаривания отцовства (материнства) в тех случаях, когда в книге 
    записей о рождениях отцом (матерью) записано не то лицо, которое является им в действительности. Требования об исключении записи об отце, произведенной в соответствии со ст.

    51 Кодекса о браке и семье РБ (на основании записи о браке родителей или на основании добровольного или судебного установления отцовства), рассматриваются судом в исковом порядке. Однако ст.

    52 Кодекса о браке и семье РБ содержит некоторые ограничения в реализации права на оспаривание записи об отцовстве, направленные на защиту интересов детей, родившихся в результате применения методов ВРТ. Согласно ст.

    52 Кодекса о браке и семье РБ, супруг, давший письменное согласие на применение его жене метода искусственного оплодотворения и имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства. Это ограничение заключается в том, что при оспаривании отцовства супруг не вправе ссылаться на отсутствие генетической (кровной) связи с ребенком как основание своих исковых требований.

          Данная 
    норма предусмотрена для случаев, когда при производстве искусственного оплодотворения используются донорские 
    мужские половые клетки.

    Супруг, давший согласие на применение этого метода жене, в момент регистрации ребенка, безусловно, знает, что не является «кровным» отцом ребенка, поэтому никакого нарушения его права не происходит.

    Согласие на применение метода искусственного оплодотворения, данное таким лицом, приравнивается к акту добровольного признания отцовства и поэтому не может быть отозвано. Лицо, знавшее в момент записи, что оно не является отцом ребенка, не вправе впоследствии оспаривать отцовство.

           
    Однако, в отличие от п. 2 ст. 52 КоБС, п. 3 ст. 52 КоБС не запрещает оспаривать запись об отцовстве из-за отсутствия кровной связи, а запрещает ссылаться при этом на факт применения методов искусственной репродукции.

    Иными словами, супруг может оспорить свое отцовство, но основания предъявления иска должны быть иные, например доказательства того, что ребенок родился не в результате применения методов вспомогательных репродуктивных технологий.

          Один из наиболее дискуссионных вопрос установления происхождения ребенка, рожденного суррогатной матерью. Проблема соотношения прав суррогатной матери и лиц, ожидающих передачи ребенка (супругов или одинокой матери), сложна и многогранна.

    Суррогатное материнство серьезно пошатнуло, казалось, незыблемый постулат – мать та, кто родила.

    Практика рождения ребенка для других лиц создала почву для споров о том, кто имеет право выступать юридической матерью – та, которая родила, или та, чья яйцеклетка была оплодотворена.

           
    С одним из первых громких 
    судебных скандалов по поводу 
    установления субъекта родительских 
    прав было связано рассмотрение 
    в 1987 г. в штате Нью-Джерси (США) 
    дела «Стерн против Уайтхед», получившего широкую международную 
    известность под названием «Дело 
    бэби М.»5.

    Истцами выступали генетические родители, а ответчицей – суррогатная мать, отказавшаяся после родов передать ребенка генетическим родителям. При решении вопроса о субъекте родительских прав суд встал на сторону генетических родителей, создав, таким образом, первый в истории судебный прецедент, имеющий большое значение при рассмотрении аналогичных споров.

    По результатам опроса общественности три четверти американцев решение суда поддержали6.

          В то же время первый в Австралии 
    судебный процесс о суррогатном материнстве, состоявшийся в ноябре 1997 г., закончился в пользу суррогатной матери, а соглашение о вынашивании ребенка суд признал недействительным7.

          Приведенные примеры показывают, что мировая 
    судебная практика не имеет единого 
    подхода к разрешению данной проблемы. В одних государствах приоритетными признаются интересы суррогатной матери, в других – генетических родителей.

    Так, законодательство Англии основывается на том, что женщина, выносившая и родившая ребенка, имеет некоторые права на него.

    Генетические родители приобретают права в порядке усыновления только после того, когда суррогатная мать откажется от ребенка.

          В Калифорнии (США) все права на ребенка, рожденного суррогатной матерью, предоставляются 
    его генетическим родителям8. Подобным образом решаются вопросы в некоторых странах СНГ. В Семейном кодексе Украины (ст. 123 п.

    2) закреплено положение о том, что в случае переноса другой женщине эмбриона, зачатого супругами, родителями ребенка являются именно супруги. В 2004 г.

    в Республике Казахстан был принят закон «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления», который устанавливает, что суррогатная мать не вправе отказаться от передачи рожденного ей ребенка лицам, заключившим с ней договор, а равно передавать ребенка другим лицам (п. 4 ст. 17).

          В соответствии со ст. 53 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье ст. 53 матерью ребенка, рожденного суррогатной 
    матерью, признается его генетическая мать.

          Российское законодательство факт вынашивания или рождения ребенка признает более социально и эмоционально значимым, нежели его генетическое происхождение.

    Закрепление приоритета интересов суррогатной матери свидетельствует о замещении «принципа происхождения» «принципом признания» в современном семейном праве, в соответствии с которым намерение лица признать ребенка своим рассматривается как наиболее значимое по сравнению с наличием генетической связи между потенциальным родителем и ребенком.

          По 
    мнению М.В. Антокольской, решение, предложенное законодателем, является «весьма удачным»
    и должно быть признано «одним из достижений нового Семейного кодекса» 9.

    Автор считает, что в процессе беременности и родов у суррогатной матери могут проявиться материнские чувства, способные полностью изменить ее отношение и к ребенку, и к заключенному соглашению.

    Следовательно, если бы суррогатная мать была обязана законом передать ребенка лицам, заключившим с ней договор, это могло бы оказаться для нее столь же тяжелой утратой, как потеря собственного ребенка10. Данную точку зрения поддерживает и О.Л.

    Красавчикова: «…независимо от того, есть или нет договор, с момента рождения ребенка между ним и родившей его женщиной возникает семейно-правовая связь, которая не нуждается ни в каком договорном опосредовании»11.

    Источник: https://www.referat911.ru/grajdanskoe-pravo/ustanovlenie-otcovstva-i-materinstva-pri/927-54429-place1.html

    Правовое регулирование отношений установления отцовства и материнства при применении методов вспомогательных репродуктивных технологий

    (Макаренко Г. Н.) («Медицинское право», 2007, N 2)

    ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ УСТАНОВЛЕНИЯ ОТЦОВСТВА И МАТЕРИНСТВА ПРИ ПРИМЕНЕНИИ МЕТОДОВ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

    Г. Н. МАКАРЕНКО

    Макаренко Г. Н., помощник начальника ВП МО РФ по правовой работе.

    В настоящее время в отечественной юридической литературе практически не существует теоретических исследований правовых проблем ВРТ. Вся библиография по теме сведется к нескольким статьям и отдельным параграфам в учебной литературе. Не выработаны позиции по наиболее принципиальным вопросам.

    Основной мыслью данной работы является выработка того или иного понимания в области применения методов ВРТ, на основе имеющейся системы взглядов на проблемы в данной области. Темпы внедрения вспомогательных репродуктивных технологий в повседневную медицинскую практику опережают развитие правовой базы в этой области, причем не только в России, но и во всем мире.

    Счет зачатых и рожденных детей методами ВРТ идет на десятки тысяч. Назрела необходимость корректировки в СК РФ норм права, регулирующих вопросы установления отцовства и материнства при применении ВРТ.

    Налицо объективные причины появления пробелов, так как в момент издания СК РФ не существовало тех отношений, которые впоследствии заявили о себе в качестве нуждающихся в правовом регулировании, в связи с развитием медицины. Существует несколько способов искусственного оплодотворения. Каждый из них имеет свои особенности с медицинской точки зрения.

    Но во всех случаях появившийся на свет ребенок становится обладателем права на защиту и других прав, предусмотренных СК РФ. Нуждаются в правовом оформлении также права (обязанности) лиц, записанных в качестве родителей таких детей.

    Применение методов вспомогательной репродукции не было предусмотрено КоБС и является новеллой Семейного кодекса РФ, позволяющей супругам реализовать свое право стать родителями (матерью). В разделе 4 главе 10 СК РФ имеются две статьи, связанные с обсуждаемой проблемой.

    Изменения в законодательстве РФ сделали законными вопросы применения методов ВРТ и дали возможность помочь определенной группе бесплодных супружеских пар. Однако они не решили всего круга проблем. Основные вопросы, связанные с ВРТ, до сих пор регулируются отраслевым приказом Министерства здравоохранения РФ (Приказ от 26 февраля 2003 г.

    N 67, зарегистрирован в Минюсте 24 апреля 2003 г. N 4452 и официально опубликован), хотя необходимость принятия специальных законов по защите репродуктивных прав граждан и предупреждения их нарушения назрела уже давно. Проблемность ситуации состоит еще и в том, что в ст.

    3 СК РФ в числе актов, содержащих нормы семейного права, не названы нормативно-правовые акты, которые принимают министерства и другие органы исполнительной власти (ведомственные акты). Семейные отношения возникают только между гражданами.

    Попытки отнести к предмету семейного права правоотношения, обусловленные деятельностью государственных органов и учреждений Минздрава по вопросам применения методов вспомогательной репродукции, не получают поддержки ни у законодателя, ни в юридической науке. Пути решения проблемы: внести в ст.

    3 СК РФ изменения и признать ведомственные акты источниками семейного права, по аналогии с гражданским правом, или включить вопросы правового регулирования искусственных методов репродукции в основы законодательства об охране здоровья граждан, либо принять специальный закон, направленный на регулирование отношений, возникающих при применении методов ВРТ.

    Эти пути решения проблемы выбраны не случайно: именно по этим направлениям и решается данная проблема в мировой практике. В ряде стран условия регулирования ВРТ оговариваются в нормативно-правовых актах министерства здравоохранения либо регламентируются законодательством о здравоохранении (Испания, Франция).

    При внесении изменений или принятии специального закона должны найти отражение решения вопросов об условиях применения методов ВРТ, требования, предъявляемые к субъектам отношений, возникающих при их применении (супругам, одиноким женщинам, донорам, суррогатным матерям).

    Читайте также:  Больничный при анемии: дают ли при низком гемоглобине и на сколько дней

    Определить круг субъектов, имеющих право на применение, лиц, не состоящих в браке, однополых пар, одиноких женщин. Законодателем в СК РФ закреплены последствия применения трех методов ВРТ: искусственного оплодотворения, имплантации эмбриона жене и суррогатного материнства. Как отмечалось ранее, Приказ Минздрава расширяет их. Поэтому необходимо на законодательном уровне дать определение тех способов, при помощи которых возможно искусственное зарождение жизни. В 1990 г. был принят Закон, в котором появилась норма, запрещающая лицу, добровольно признавшему отцовство, зная, что оно не является отцом данного ребенка, впоследствии оспаривать отцовство, ссылаясь на это обстоятельство . До этого момента при установлении правовой связи с отцом или матерью ребенка значение придавалось только биологическому происхождению ребенка от этих лиц (принцип происхождения). ——————————— Закон СССР от 22 мая 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства» // ВВС СССР. 1990. N 23. Ст. 422.

    После введения в 1990 г. указанной нормы, воспроизведенной в Семейном кодексе, принцип происхождения был частично вытеснен принципом признания. В соответствии с последним значение придается уже не биологическому моменту, а социальному — намерению лица признать ребенка своим . ——————————— Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. М.: Юристъ, 2003. С. 184.

    В большинстве случаев применения методов искусственного оплодотворения человека правоотношения между родителями и детьми устанавливаются на основе принципа признания. Признание ребенка происходит еще до его рождения и даже зачатия, в момент дачи согласия на применение того или иного метода ВРТ.

    Будущие родители (или один из них) заведомо знают, что рожденный ребенок не будет иметь с ними генетического родства, тем не менее выражают желание на установление родительских правоотношений с этим ребенком .

    Таким образом, законодательство связывает возникновение родительских правоотношений не столько с биологическим происхождением, сколько с волеизъявлением лиц стать родителями ребенка. ——————————— Там же.

    Закон (п. 4 ст. 51 и п. 3 ст. 52 СК РФ) связывает вопросы применения ВРТ только с лицами, состоящими в браке, в то время как медицинское законодательство включает в область правового регулирования в вопросах искусственного оплодотворения и женщин бесплодных, не состоящих в браке. Налицо коллизия законов, когда один закон противоречит другому.

    Согласно СК РФ любые лица, состоящие в браке, вправе воспользоваться этими методами при наличии их письменного согласия. Тогда как Приказ Минздрава ставит конкретные цели ВРТ — терапия бесплодия: «ВРТ — это методы терапии бесплодия, при которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне организма».

    Для решения этих проблем необходимо: вмешательство законодателя или приведение в соответствие с законом подзаконного акта (Приказа Минздрава). При искусственной инсеминации женщины спермой мужа проблем не возникает, так как генетически ребенок происходит от своих родителей.

    При всех же остальных методах ВРТ, к сожалению, на практике могут возникнуть ситуации, о которых в законе ничего не сказано. В Семейном кодексе и иных нормативных актах нет ни одного упоминания о правах и обязанностях, возникающих у мужа суррогатной матери, если она состоит в браке .

    При оформлении договора в медицинском учреждении о выполнении услуг по вынашиванию ребенка женщина, желающая выступить в роли суррогатной матери, подписывает документ, в котором она выражает свое согласие на применение к ней соответствующих процедур. Согласия ее мужа при этом, как правило, никто не спрашивает. ——————————— Хазова О. А.

    Юридические аспекты программы ЭКО и ПЭ. В кн.: Лечение женского и мужского бесплодия. Вспомогательные репродуктивные технологии / Под ред. В. И. Кулакова, Б. В. Леонова, Л. Н. Кузьмичева. М.: Медицинское информационное агентство, 2005. С. 23 — 32.

    В случае если суррогатная мать, состоящая в браке, решит оставить ребенка и зарегистрирует его на свое имя, то отцом этого ребенка в соответствии с принципом презумпции отцовства (п. 2 ст.

    48 СК РФ) автоматически становится ее муж, хотя он мог возражать или вообще не знать о ее решении (если супруги проживают отдельно). Его право оспорить впоследствии в судебном порядке свое отцовство не представляется надлежащим механизмом защиты его интересов . ——————————— Митрякова Е. С.

    Оспаривание родительских прав при применении суррогатного материнства // Семейное и жилищное право. 2005. N 2. С. 2 — 3.

    Тем более что отцовство в отличие от материнства и детства не находится под защитой государства, как следует из положения ст. 38 ч. 1 Конституции РФ.

    Необходимого внимания заслуживает зарубежный опыт: в случае если операция по искусственному оплодотворению была произведена без согласия мужа, женщина, родившая ребенка, будет считаться матерью по закону, но ее супруг отцом ребенка признаваться не будет. Необходимо внести дополнение в ч. 2 ст.

    48 СК РФ, включить исключение в презумпцию отцовства. Мерой, гарантирующей соблюдение прав супруга, будет являться: получение в обязательном порядке согласия (на выполнение его женой услуг по вынашиванию ребенка) мужа суррогатной матери. Если же суррогатная мать не замужем, то согласно ст.

    49 СК РФ по ее заявлению отцом малыша может быть записан его биологический отец — муж женщины-заявительницы. Словацкие ученые Я. Дрогонец и П. Холлендер считают, что, доказав без труда его отцовство на основании результатов геномной дактилоскопии, она потребует алименты на содержание ребенка .

    Однако заявитель желал быть отцом только при условии, что матерью ребенка будет являться его супруга. ——————————— Дрогонец Я., Холлендер П. Современная медицина и право. М., 1994.

    Поэтому иск суррогатной матери не должен быть удовлетворен. По мнению А. В. Майфата, его участие в репродуктивной деятельности при искусственном оплодотворении и «неудачном» суррогатном материнстве является, по сути, донорством (поскольку суррогатная мать отказалась от записи супругов родителями ребенка) . На основании п. 4 ст.

    51 СК РФ донор не может быть признан отцом ребенка ни при каких обстоятельствах. Такое толкование не бесспорно, отмечает Е. С. Митрякова .

    Следовательно, нужна норма закона о том, что если супруги не приобрели родительских прав в силу отказа суррогатной матери, то последняя лишается права требовать признания отцовства в отношении мужчины, предоставившего свой генетический материал. ——————————— Майфат А. В.

    «Суррогатное материнство» и иные формы репродуктивной деятельности в новом Семейном кодексе РФ // Юридический закон. 2000. N 2. С. 25 — 26. Митрякова Е. С. Оспаривание родительских прав при применении суррогатного материнства // Семейное и жилищное право. 2005. N 2. С. 2 — 3.

    Необходимо внести ясность и четкость в наличие права одинокой женщины на искусственное оплодотворение (например, по законодательству Австрии они лишены этого права). Еще одной проблемой является то, что в законе (СК РФ) сделана попытка урегулировать только «полное» суррогатное материнство (перенос эмбрионов).

    Анализируя наиболее прогрессивные мировые наработки в отношении метода суррогатного материнства, при заключении договора суррогатного материнства необходимо соблюдение следующих условий: — суррогатная мать должна быть замужем и иметь детей, у нас же в программе «суррогатное материнство», определенной Приказом Минздрава, требование к замужеству отсутствует; — муж суррогатной матери должен принимать участие в заключении договора; — по крайней мере один из юридических родителей должен являться донором генетического материала. Семейно-правовые акты по своей юридической сущности являются сделками, так как направлены на возникновение, изменение и прекращение семейных правоотношений и совершаются лицами, не имеющими властных полномочий по отношению к лицам, интересы которых затрагиваются наступающими юридическими последствиями. Исходя из этого договор о суррогатном материнстве, на мой взгляд, должен заключаться письменно с нотариальным удостоверением. Об этом надо прямо указать в законе. В договоре необходимо устанавливать правила о распределении между сторонами расходов и обязанностей в случае расторжения договора по соглашению сторон или в одностороннем порядке. Какое участие должны принимать в материальном обеспечении суррогатной матери на этапах вынашивания: беременности, родов, послеродового периода? Как и должны ли генетические родители компенсировать матери возникший в результате осложнений ущерб здоровью? Каковы обязанности генетических родителей в случае, если беременность не завершилась рождением здорового ребенка? Это далеко не полный перечень вопросов, возникающих при суррогатном материнстве, которые никоим образом не регламентированы законодательством РФ. Вынашивание ребенка суррогатной матерью должно быть разрешено как безвозмездно, так и возмездно. Полученное вознаграждение можно было бы рассматривать как компенсацию за неопределенные неудобства, вызванные беременностью, при этом роль суррогатной матери не может быть особым видом коммерческой деятельности, то есть использоваться многократно и с целью извлечения материальной выгоды. Необходимо обратить внимание на запрещение заключения частных договоров в обход законных и моральных норм. Деятельность должна находиться под строгим контролем государства и регулироваться с помощью учреждений, получивших от государства лицензию. Необходимо изменить позицию по отношению к суррогатной матери в отдании ей приоритета в решении вопроса о родительских правах лиц, ожидающих ребенка. Как быть, если лица, давшие согласие в письменной форме на вынашивание ребенка, уже в процессе беременности суррогатной матери отказываются и отзывают свое заявление, и суррогатная мать также не желает записывать себя в качестве матери ребенка. Решение проблемы: закрепление в СК РФ положения о запрещении лицам отзывать свое заявление, и в любом случае они должны быть записаны в качестве родителей ребенка. Если п. 1 ст. 51 СК РФ определяет, что согласие лиц, состоящих в браке и желающих воспользоваться услугами по вынашиванию ребенка, должно быть выражено письменно, то форма согласия суррогатной матери не определена. Пробел восполняет Приказ Минздрава, устанавливающий письменную форму. Практика показывает, что необходима письменная форма с нотариальным удостоверением. Остается неурегулированным вопрос относительно того, имеет ли ребенок право знать своих генетических родителей. Вопрос дискуссионный. Может иметь два пути решения: а) признать сведения о генетическом происхождении ребенка медицинской тайной, а значит, признать недопустимость ее разглашения; б) рассматривать его как важнейшее право, насколько это возможно, знать своих родителей (п. 2 ст. 54 СК РФ, Конвенция ООН о правах ребенка), следовательно, признать право знать своих родителей. По моему мнению, в действующем законодательстве необходимо сформулировать тайну о зачатии своего ребенка таким же образом, как и тайну усыновления ребенка (ст. 139 СК РФ). Как один из вариантов совершенствования правового регулирования вопросов, связанных с применением методов ВРТ, можно предложить внесение следующих изменений и дополнений в Семейный кодекс РФ. Дополнить ч. 3 ст. 3 СК РФ: «Федеральные органы исполнительной власти могут издавать нормативно-правовые акты, содержащие нормы, регулирующие семейные отношения, в случаях и пределах, предусмотренных настоящим Кодексом», а в статью «Установление происхождения детей при применении методов ВРТ» включить положение о том, что вопросы порядка и условий применения методов ВРТ устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, регулирующим медицинские аспекты применения данных методов. Включить отдельные статьи в главу 10 СК РФ: 1) «Установление происхождения детей при применении методов ВРТ». В этой статье отразить вопросы: уточнить методы ВРТ, которые регулируются законодательством; требования, предъявляемые к лицам, которые вправе использовать данные методы; цели использования данных методов. 2) «Тайна происхождения детей при применении методов ВРТ». 1. Тайна происхождения детей при применении методов ВРТ охраняется законом. Должностные лица, осуществляющие государственную регистрацию рождения ребенка, а также лица, иным образом осведомленные о происхождении ребенка, обязаны сохранять тайну происхождения ребенка при применении методов ВРТ. 2. Лица, указанные в пункте 1 настоящей статьи, разгласившие тайну происхождения ребенка при применении методов ВРТ, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке. В данном пункте реализован принцип семейной тайны ст. 23 Конституции РФ.

    ——————————————————————

    Источник: http://center-bereg.ru/b1221.html

    Ссылка на основную публикацию