Расторжение брака в мчп: коллизионные вопросы, правовые нормы и признание разводов

Что касается расторжения брака, то современное законодательство большинства стран предусматривает как судебный, так и несудебный порядок.

Порядок расторжения иностранных и смешанных браков определен в консульских конвенциях и национальном законодательстве. В большинстве государств признается расторжение брака, произведенное за границей.

Основная коллизионная привязка при разрешении вопросов развода — закон места расторжения брака.

На международном универсальном уровне эти вопросы регулируются в Гаагской Конвенции о признании развода и судебного разлучения супругов 1970 г.

  • Расторжение смешанных (интернациональных) браков и браков иностранцев на территории РФ производится в соответствии с СК РФ. Специальные правила расторжения браков установлены в двусторонних договорах Российской Федерации о правовой помощи (с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Польшей, Чехией):
  • 1) развод производится органами того государства, гражданами которого являются супруги;
  • 2) проживающие в одном государстве граждане другого государства могут возбудить дело о разводе в суде по месту жительства;
  • 3) при расторжении брака применяется закон гражданства супругов;
  • 4) если супруги не имеют общего гражданства и проживают на территории разных стран, дело о разводе может быть возбуждено в суде любого государства, и каждый суд будет применять свое собственное право.

Порядок расторжения браков с иностранным элементом по российскому праву установлен в ст. 160 СК РФ. Так, в п. 1 ст. 160 содержится положение о том, что расторжение любых браков на территории Российской Федерации между гражданами России и иностранными гражданами производится в соответствии с российским законодательством, т.е. закон суда.

В случае, когда по российскому законодательству брак может быть расторгнут в органах ЗАГС (при взаимном согласии супругов, не имеющих несовершеннолетних детей) (п. 2 ст.

160 СК РФ), то российские граждане, проживающие за границей, имеют возможность расторгнуть брак в компетентных органах государства их проживания; при отсутствии общих несовершеннолетних детей (в том числе усыновленных) или при наличии обстоятельств, указанных в п. 2 ст.

19 СК РФ, брак может быть расторгнут в дипломатических представительствах или консульских учреждениях Российской Федерации.

Таким образом, в российском семейном законодательстве предусмотрена норма, позволяющая гражданам РФ, проживающим за границей, расторгнуть брак в суде РФ независимо от гражданства своего супруга. Проблемой в данном случае является выбор территориальной подсудности.

Расторжение любых браков за пределами Российской Федерации между гражданами РФ, гражданами РФ и иностранными гражданами или лицами без гражданства будет признаваться действительным при соблюдении следующих условий: соблюдение законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, и подлежащем применению праве. Данная норма означает, что решение иностранного суда (или другого органа) о расторжении брака приравнивается по юридической силе к соответствующему решению суда РФ или органа загса.

Признание в России иностранных решений о расторжении брака означает, что иностранные решения обладают такой же юридической силой, как и аналогичные решения, вынесенные компетентными органами РФ.

Наличие иностранного решения о расторжении брака, которое вступило в законную силу, является достаточным основанием для того, чтобы считать супругов разведенными, и не требуется юридического подтверждения этого решения со стороны соответствующих российских органов.

В российском законодательстве не содержится норм, регламентирующих специальную процедуру, связанную с признанием иностранного решения.

В случае если заинтересованное лицо возражает против признания такого решения, то вопрос решается в судебном порядке на основании поданного заявления и в соответствии с ГПК РФ. Мингазов Л.Х.

Международное частное право. Учебно-практическое пособие / Л.Х. Мингазов. — Казань: ИЭУП, 2006. — С. 92.

Договоры России о правовой помощи вообще достаточно лояльно подходят к вопросам о компетентности учреждений юстиции и праве, применимом при расторжении брака. Так, например, в ст. 26 Договора РФ с Венгрией предусмотрено следующее: Воронина З.И. Международное частное право: учебное пособие / З.И. Воронина. — Тюмень: ТюмГУ, 2011. — С. 200.

1. Если оба супруга в момент подачи заявления о расторжении брака являются гражданами одной Договаривающейся Стороны, на расторжение брака компетентны органы этой Договаривающейся Стороны, а если супруги проживают на территории другой Договаривающейся Стороны, то на расторжение брака компетентны также и органы этой Договаривающейся Стороны.

2.

Если в момент подачи заявления о расторжении брака один из супругов является гражданином одной Договаривающейся Стороны, а второй — гражданином другой Договаривающейся Стороны или один из них проживает на территории одной, а второй — на территории другой Договаривающейся Стороны, то на расторжение брака компетентны органы обеих Договаривающихся Сторон. В этих случаях применяется законодательство Договаривающейся Стороны, орган которой рассматривает дело о расторжении брака.

Аналогичные положения содержатся в ст. 28 Договора РФ с Грузией, ст. 28 Договора с Латвией, ст. 25 Договора РФ с Вьетнамом и др.

Также положения, касающиеся расторжения брака, содержатся и в Конвенции стран СНГ. Мингазов Л.Х. Международное частное право. Учебно-практическое пособие / Л.Х. Мингазов. — Казань: ИЭУП, 2006. — С. 90.

На территории государств-членов СНГ при расторжении брака применяется законодательство государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи соответствующего заявления.

В том случае, если супруги являются гражданами разных государств, то применяется законодательство государства, учреждение которого рассматривает дело о расторжении брака (ст. 28).

  1. Решение о расторжении брака признается при соблюдении следующих условий: учреждения юстиции запрашиваемого государства ранее не принимали решения; дело согласно нормам Конвенции, не относится к исключительной компетенции учреждений юстиции этого государства.
  2. Таким образом, в международном частном праве, при регулировании семейных отношений, осложненных иностранным элементом, в круг коллизионных вопросов входят: основания возникновения, изменения и прекращения супружеских отношений.
  3. Наиболее распространенными коллизионными привязками являются: личный закон физического лица; как закон гражданства, так и закон места жительства; закон места совершения действия, а также применяются закон, избранный участниками правоотношения, закон суда, закон, регулирующий существо отношения.
  4. В РФ вопросы регламентации семейных отношений с участием иностранных граждан и лиц без гражданства регламентируются разделом VII Семейного кодекса РФ.

Источник: https://pravo.bobrodobro.ru/6716

18.2. Коллизионные вопросы заключения и расторжения брака

          Коллизионно-правовое регулирование в Российской Федерации брачно-семейных отношений, осложненных иностранным элементом, приобрело качественно новое содержание с введением в действие Семейного кодекса 1995 г.

Взамен ранее действовавших односторонних коллизионных норм, отсылающих к советскому законодательству при регулировании различных отношений в области семейного права, в ныне действующем СК 1995 г.

содержатся двусторонние коллизионные нормы, закрепляющие такие формулы прикрепления, как закон гражданства, закон места жительства супругов, встречающиеся в законодательстве большинства государств.

   В разделе VII Семейного кодекса РФ 1995 г. вопросам заключения и расторжения брака, а также связанным с ними вопросам признания брака действительным и недействительным в случаях, когда правоотношение осложнено иностранным элементом, посвящено несколько статей: ст. 156-160.

  •    При заключении брака на территории России возможны два варианта присутствия иностранного элемента: 1) при заключении брака между иностранцами; 2) при заключении «смешанных» браков (когда одним из вступающих в брак является лицо, имеющее российское гражданство).
  •    Соответственно можно рассматривать две ситуации в случае, когда российские граждане вступают в рассматриваемые правоотношения за пределами территории России: 1) при заключении российскими гражданами брака в иностранном государстве; 2) при заключении брака на территории иностранного государства между российским и иностранным гражданином.
  •   Во всех вышеперечисленных ситуациях при заключении брака имеет значение определение применимой правовой системы в целях регламентации: формы и порядка заключения брака; материальных условий для вступления в брак; обстоятельств, препятствующих заключению брака.

   В связи с этим следует заметить, что в законодательстве каждого государства содержатся свои коллизионные нормы, указывающие на выбор соответствующего компетентного правопорядка, и совсем необязательно, что коллизионные привязки в иностранных правовых системах будут совпадать с аналогичными российскими коллизионными формулами прикрепления.

Кроме того, нужно также помнить, что помимо национального законодательства, коллизионные нормы об условиях заключения брака могут содержаться в международных договорах. В таком случае именно международные, а не национальные нормы будут применимы при решении вопроса о выборе права.

Так, например, в соответствии с договором о правовой помощи, заключенном между Россией и Финляндией, условия заключения брака определяются по праву государства, на территории которого заключается брак. Что касается российского законодательства, то условия заключения брака определяются для каждого из вступающих в брак по закону его гражданства.

В данном случае в силу приоритетного применения международных норм будет действовать ст. 22 Договора, а не аналогичная ст. 156СКРФ.

  При заключении брака на территории России форма и порядок заключения брака определяются законодательством Российской Федерации. Данное правило сформулировано в п. 1 ст. 156 СК и представляет собой императивную одностороннюю коллизионную норму. Религиозные браки, оформленные в России путем венчания в церкви, не будут порождать правовых последствий.

  Что касается порядка заключения брака, то в настоящее время он определяется в соответствии с Федеральным законом РФ «Об актах гражданского состояния» 1997 г. В главе III Закона 1997 г.

содержится 7 статей, подробно регламентирующих порядок подачи и оформления заявления о вступлении в брак, порядок государственной регистрации заключения брака, который, в свою очередь, предусматривает личное присутствие лиц, вступающих в брак, а также установление месячного срока с момента подачи заявления до момента регистрации брака. Каждый гражданин, в том числе и иностранец, может обратиться с жалобой в суд в случае неправомерного отказа в регистрации брака.

  Новой важной коллизионной нормой в российском семейном законодательстве является правило, в соответствии с которым условия заключения брака на территории Российской Федерации определяются для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, гражданином которого лицо является в момент заключения брака (1ех ра1гме). Так, при заключении брака российским гражданином с гражданкой Франции должны быть соблюдены требования семейного законодательства РФ, определяющие условия заключения брака для российского гражданина, и требования семейного законодательства Франции — для гражданки Франции. В случае, если в России брак заключается между двумя иностранными гражданами, то материальные условия для каждого из вступающих в брак будут определяться законодательством государства, гражданином которого является иностранец.

   К числу материальных условий, «обеспечивающих» действительность брака, относятся обстоятельства, препятствующие заключению брака. В российском законодательстве в специальных нормах устанавливается перечень обстоятельств, препятствующих заключению брака.

  Для лиц, регистрирующих брак на территории России, обстоятельства, препятствующие заключению брака, определяются по российскому праву. Это правило получило закрепление в п. 2 ст. 156, который наряду с отсылкой к национальному праву лиц, вступающих в брак, требует соблюдения положений ст. 14 Семейного кодекса в отношении обстоятельств, препятствующих заключению брака.

   В специальных научно-практических комментариях к Семейному кодексу отмечается, что возможны некоторые вариации при заключении брака в субъектах Российской Федерации !.

Это возможно из-за того, что, в соответствии с Конституцией РФ, семейное законодательство отнесено к совместному ведению Федерации и ее субъектов, а ст.

13 СК предусматривает регулирование некоторых условий вступления в брак законодательством субъектов Российской Федерации.

   В Семейном кодексе 1995 г. предусмотрена ситуация, когда лицо, вступающее в брак, является бипатридом, то есть имеет два гражданства.

В случае, если одно из гражданств — российское, то к условиям заключения брака будет применяться российское законодательство.

Если же лицо является гражданином двух иностранных государств, то условия заключения брака будут определяться по выбору самого лица, вступающего в брак, законодательством одного из государств гражданства.

  Что касается лиц без гражданства, то условия заключения ими брака на территории России будут определяться законодательством государства, в котором эти лица имеют постоянное место жительства.

  Российские граждане вправе вступить в брак за рубежом. СК РФ предусматривает возможность заключения российскими гражданами «консульского брака» и «общегражданского». Согласно п. 1 ст.

157 браки между гражданами Российской Федерации, проживающими на территории иностранного государства, заключаются в дипломатических представительствах и консульских учреждениях Российской Федерации.

Аналогично, в дипломатических представительствах и консульских учреждениях иностранных государств на территории России, будут заключаться браки между иностранными гражданами. В соответствии с п. 2 ст.

157 СК такие браки будут признаваться действительными в Российской Федерации на условиях взаимности при условии, что супруги в момент заключения барка являлись гражданами иностранного государства, назначившего посла или консула.

«Смешанные» браки тоже могут регистрироваться в консульских учреждениях в том случае, когда это предусмотрено в соответствующем международном договоре. Возможность регистрации «смешанных» браков в консульских учреждениях обычно закрепляется в консульских конвенциях, в соответствии с которыми консул регистрирует браки в рамках, дозволенных законодательством страны пребывания при условии, что хотя бы один из супругов является гражданином представляемого государства.

  В российском семейном законодательстве имеется специальная норма, посвященная признанию браков, заключенных за пределами Российской Федерации. В соответствии со ст. 158 СК РФ допускается заключение браков между гражданами Российской Федерации и «смешанных» браков (одной из сторон которых является гражданин Российской Федерации) на территории иностранного государства.

  При этом российские граждане могут заключить брак в иностранном государстве как в дипломатическом представительстве (или консульском учреждении) Российской Федерации, так и в соответствующих органах иностранного государства, уполномоченных регистрировать акты гражданского состояния.

  Для признания действительными браков, заключенных на территории иностранного государства между российскими гражданами или между лицами, одним из которых является российский гражданин, необходимо: 1) соблюдение законодательства государства, на территории которого заключен брак; 2) отсутствие предусмотренных ст. 14 СК обстоятельств, препятствующих заключению брака.

  Требования к признанию браков, заключенных за границей между иностранцами, более мягкие. Так, в соответствии с п. 2 ст.

158 СК РФ браки, заключенные за пределами России между иностранными гражданами, признаются действительными в Российской Федерации при выполнении только одного условия: при соблюдении законодательства государства, на территории которого они заключены. Соблюдение ст.

Читайте также:  Может ли бабушка уйти в декретный отпуск по уходу за внуком до 3 лет

14 СК для признания таких браков действительными не требуется.

Это значит, что в России действительными будет признан брак между двумя иностранными гражданами, даже в том случае, если один из вступающих уже состоит в другом браке, и по законодательству соответствующего иностранного государства заключение полигамных браков разрешается.

Новеллой в российском законодательстве является коллизионная норма о недействительности брака. Эта норма содержится в ст. 159 СК РФ и предусматривает, что недействительность брака, заключенного на территории Российской Федерации или за ее пределами, определяется законодательством, которое применялось при заключении брака. Необходимо заметить, что аналогичная норма содержится и в Конвенции 1993 г., и в двусторонних договорах о правовой помощи с участием России, также оперирующих формулой прикрепления к праву, подлежащему применению при заключении брака.

  Вопросам, связанным с регулированием расторжения брака, посвящена ст. 160 СК РФ. Подобно ранее действовавшей ст. 163 КоБс, в п. 1 ст.

160 сформулирована норма о том, что расторжение брака между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также между иностранными гражданами на территории России производится в соответствии с российским законодательством.

  Российский гражданин, проживающий за границей, вправе расторгнуть брак в суде Российской Федерации, независимо от гражданства своего супруга. Единственной проблемой, возникающей на практике в подобных ситуациях, является вопрос о выборе территориальной подсудности.

Этот вопрос в настоящее время законодательно пока не решен, существующий пробел в гражданско-процессуальном законодательстве предполагается восполнить в новом ГПК.

Указание о том, какой суд будет рассматривать дело в подобных ситуациях, решается, как правило, на основании поручения Верховного Суда РФ или путем «привязки» подсудности к последнему месту жительства в России гражданина, обратившегося в суд.

   В том случае, если по российскому законодательству брак может быть расторгнут в органах ЗАГСа (например, при взаимном согласии супругов, не имеющих несовершеннолетних детей), то на территории иностранного государства это можно сделать в соответствующем дипломатическом представительстве или консульском учреждении Российской Федерации.

  Расторжение брака между гражданами РФ, гражданами РФ и иностранными гражданами или лицами без гражданства, совершенное за пределами России, будет признаваться действительным при выполнении следующего условия: соблюдении законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решения о расторжении брака, и подлежащем применению праве.

   Следует отметить, что коллизионные привязки, опосредующие выбор права, в законодательстве иностранных государств по-разному определяют подлежащий применению правопорядок. Расторжение брака может подчиняться либо законодательству страны гражданства, либо законодательству места жительства супругов или одного из них.

   Аналогичным образом решается вопрос и о признании в России иностранных решений о расторжении брака между иностранными гражданами: необходимо соблюдение законодательства иностранного государства о компетенции органов и коллизионных норм, определяющих применимое право.

   Признание в России иностранных решений о расторжении брака означает, что иностранные решения обладают такой же юридической силой, как и аналогичные решения, вынесенные компетентными органами Российской Федерации.

Наличие иностранного решения о расторжении брака, вступившего в законную силу. является достаточным основанием для того, чтобы считать супругов разведенными, и не требует «дублирования» со стороны соответствующих российских органов.

Лицо, имеющее решение иностранного суда о расторжении брака, может зарегистрировать новый брак на территории Российской Федерации.

  В российском законодательстве не содержится норм, регламентирующих «реализацию» признания иностранного решения. Поэтому не существует какой-либо специальной процедуры, связанной с признанием.

В случае, если заинтересованное лицо возражает против признания, вопрос решается в судебном заседании на основании поданного заявления и в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.

«О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей». действующим в настоящее время в России.

  Положения о признании судебных решений о расторжении брака, а также о выборе права при расторжении брака, содержатся в договорах о правовой помощи. Так, например, в соответствии со ст. 52 Конвенции 1993 г. решение о расторжении брака признается при соблюдении следующих условий:

   1) учреждения юстиции запрашиваемого государства не вынесли ранее по делу решения, вступившего в законную силу;

   2) дело, согласно нормам Конвенции, а также законодательству государства, на территории которого решение должно быть признано, не относится к исключительной компетенции учреждений юстиции этого государства.

Источник: http://www.adhdportal.com/book_3393_chapter_90_18.2._kollizionnye_voprosy_zakljuchenija_i_rastorzhenija_braka.html

Коллизионные вопросы в области семейного права в международном частном праве

При заключении брака, например, это выглядит следующим образом: правовая система каждого государства закрепляет такой институт семейного права, как заключение брака. При этом материальные условия, соблюдение которых придает браку “юридическую силу”, в законодательстве каждого государства наделены собственным содержанием.

К примеру, в Республики Казахстан согласно семейному законодательству условиями заключения брака являются взаимное добровольное согласие, достижение брачного возраста вступающих в брак и отсутствие обстоятельств, препятствующих заключению брака. При этом можно дать сравнительный анализ законодательств ряда стран, где устанавливаются особые правила для заключения брака.

В случае, когда существует большая разница в возрасте будущих супругов согласно Иорданскому закону, если жених старше невесты более чем на двадцать лет, а невеста не достигла восемнадцатилетнего возраста, то разрешение заключить такой брак может дать только суд.

Аналогичным образом решается вопрос и в Сирии судом может быть отказано в удовлетворении ходатайство о заключении брака, если в процессе судебного разбирательства выяснится, что стороны не подходят, друг другу по возрасту и предполагаемый брак не имеет смысла.

При заключении брака в ряде арабских государств согласие со стороны жениха или невесты, в отличие от законодательства большинства государств, вообще не включается в число обязательных условий. В соответствии с семейным правом Йемена, от имени невесты брачный договор заключает её опекун, который может выдать в замуж несовершеннолетнюю девушку вообще без её согласия.

Опекун имеет также широкие полномочия и по распоряжению судьбой несовершеннолетнего юноши, которого он может женить при условии, что последний достиг пятнадцатилетнего возраста.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в некоторых странах вообще не устанавливается возрастной ценз для лиц, вступающих в брак в частности, возраст брачной правоспособности не предусмотрен законодательством Йемена. В каждом конкретном случае он определяется индивидуально: десятилетний мальчик и девятилетняя девочка могут быть признаны совершеннолетними и, соответственно, иметь право на вступление в брак (при условии достижения ими половой зрелости).

Несоблюдение материальных условии влечет впоследствии признание брака недействительным.

Вместе с тем, наличие в каждом государстве своих материальных условий для лиц вступающих в брак, способствует появлению “хромающих отношений” – таких отношений, которые в одном государстве признаются юридически действительными, а в другом считаются ничтожными и следовательно, не порождают правовых последствий.

Нарушение правил о брачном возрасте в каждом государстве порождает разные правовые последствия, например, по законодательству Англии и Франции это нарушение влечет абсолютную недействительность брака (делает брак ничтожным); а по законодательству Аргентины, Бразилии и некоторых штатов Соединенных Штатов Америки брак будет считаться относительно недействительным (оспоримым).

Коллизионные нормы, определяющие выбор права при регламентации материальных условий для вступления в брак, закрепляются как в национальном семейном законодательстве государств, так и в двусторонних и многосторонних конвенциях.

К таким конвенциям относятся: Приложение к Конвенции о международном частном праве 1928 года (Кодекс Бустаманте), Конвенция о заключении брака и признании его действительным 1978 года, Конвенция стран Содружество Независимых Государств о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года.

Коллизионные ситуации, возникающие в области семейно-брачных отношений, можно рассмотреть на примере любого института семейного права: расторжения брака, признания его действительным (недействительным); установления усыновления, опеки, попечительства; регулирования отношений между супругами, между родителями и детьми. Рассмотрим это на примере некоторых из них.

Определенные законодательные “разночтения” имеются в вопросах касающихся отношений между родителями и детьми. К ним относятся: регулирование происхождения детей, рожденных вне брака; установление отцовства, проблема установления происхождения ребенка от матери; имущественные отношения между родителями и детьми.

Один из основных вопросов – вопрос об установлении отцовства в одних государствах может решаться только на основе добровольного признания отцом внебрачного ребенка, (такое положение существует в странах континентальной Европы).

В других же государствах (например, в Англии, некоторых штатах Соединенных Штатов Америки) одного заявления отца недостаточно для этого требуется: специальное заключение медицинской экспертизы и представление других доказательств, подтверждающих факт отцовства внебрачного ребенка.

При регулировании отношений между супругами в большинстве правовых систем в качестве доминирующего выступал принцип главенства мужа. Это проявлялось и в том, что местом жительства жены считалось место жительства мужа, и в том, что на мужа возлагалась обязанность обеспечить жену жильем, а в законодательстве ряда мусульманских стран вообще за мужем закреплялось власть над женой, которая юридически обязывала жену подчиняться мужу.

Материально-правовые нормы семейного права различных государств очень разнообразны, что порождает на практике возникновение коллизий при решении различных вопросов, связанных с правоотношениями с иностранным элементом.

Существенное влияние на регулирование семейных отношений оказывают национальные, бытовые, религиозные особенности и традиции. Для семейного права ряда государств характерно главенство мужа, во многих странах до сих пор сохраняется неравноправное положение мужа и жены в семье.

Законодательство большинства государств исходит из единобрачия (моногамия). Однако до сих пор в отдельных странах Азии и Африки признается многоженство, (полигамия), сохраняются архаические обычаи уплаты выкупа за невесту, установлен крайне низкий возраст для вступления женщины в брак.

Все это свидетельствует о дискриминации женщины в семейном праве. Законодательству и практике ряда стран известны расовые ограничения, не допускаются браки между людьми разной расы или разного вероисповедания.

Из этих отдельных примеров видно, что при различиях в семейном законодательстве в тех случаях, когда в брак вступают граждане разных государств, решение коллизионного вопроса приобретает большое значение. В государствах Запада коллизионные нормы семейного права отличаются большим разнообразием.

Брачная правоспособность, то есть само право вступать в брак, отсутствие препятствий для вступления в брак – все это определяется в ряде государств личным законом каждого из супругов. В случае расторжения брака между супругами различного гражданства в ряде стран применяется законодательство страны гражданства мужа.

Брак, заключенный в одном государстве в соответствии с законом места его заключения, может быть не признан в другом государстве, что порождает так называемые хромающие браки.

Имущественные отношения супругов определяются в ряде государств личным законом мужа. Согласно Закону о международном частном праве Венгрии, материально-правовые условия действительности брака регулируются “общим личным законом” лиц, вступающих в брак.

Если личные законы этих лиц разные, то брак является действительным лишь в случае, когда условия действительности “существуют согласно законам обеих сторон”. В Венгрии к форме брака применяется право места заключения брака.

В Китайской Народной Республики при вступлении в брак гражданина Китайской Народной Республики с иностранцем применяется закон места заключения брака, а при расторжении брака – закон места нахождения суда, принявшего дело к рассмотрению». [9]

«Законодательство многих государств содержит ряд условий, наступления которых приводит к заключению брака.

В обобщенном виде эти условия выглядят так: достижение брачного возраста; не нахождение в другом официальном браке; отсутствие близкородственных отношений; отсутствие перечисленных в законе болезней; разрешение на брак, даваемое родителями, опекунами и лицами, их замещающими».

[10] Законодательство разных стран относится по-разному в плане определения вышеуказанных условий. В Швейцарии брачный возраст, например, установлен для женщин — 18 лет, для мужчин — 18 лет; во Франции для женщин — 15 лет, для мужчин 18 лет.

В соответствии с Законом Республики Казахстан «О браке и семье» условиями для заключения брака являются: взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста.

Брачный возраст устанавливается для мужчин и женщин в восемнадцать лет. При наличии уважительных причин органы записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации заключения брака могут снизить брачный возраст на срок не более двух лет.

Ходатайство, о снижении брачного возраста может быть возбуждено лицами желающими вступить, в брак или их родителями, либо опекунами (попечителями) с указанием причин, вызывающих необходимость снижения установленного брачного возраста. Во всех случаях снижение брачного возраста допускается только с согласия лиц вступающих в брак.

Брак между лицами, не достигшими брачного возраста, разрешается только с согласия родителей либо опекунов.

В соответствии со статьей 11 Закона Республики Казахстана «О браке и семье» предусмотрены обстоятельства, при которых лица не могут заключить брак в международном частном праве это, если хотя бы один из супругов уже состоит в другом зарегистрированном браке; лица желающие вступить в брак являются прямыми родственниками по восходящей и нисходящей линии (родителями и детьми, дедушкой, бабушкой и внуками),полнородными и не полнородными братьями и сестрами, имеющих общих отца и мать; усыновителями (удочерителями) и усыновленными (удочеренными) ; лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического заболевания или слабоумия.

«В одних странах близкими родственниками признаются братья и сестры, в других – к таковым отнесены другие родственники. В законодательстве ряда стран предусмотрено, чтобы молодые люди предъявляли друг к другу медицинские документы об их здоровье.

В семейном законодательстве Казахстана такого условия не содержится. В законодательстве некоторых стран содержится такое условие действительности заключаемого брака, как дача согласия на брак со стороны родителей. В семейном законодательстве Казахстана такого условия нет.

Читайте также:  Госпошлина за развод - размер оплаты и куда платить?

Наличие противоречивых регламентаций по условиям вступления в брак побудило государства как-то унифицировать их в международных договоренностях, нашедших документальное оформление в Договоре 1940 года о международном гражданском праве, в Конвенций 1978 года о заключении брака и признании его действительным, в Кодексе Бустаманте 1928 года.

В законодательстве ряда государств существует симбиоз, двух вышеуказанных систем: применение и закона гражданства (или закона домицилия) и закона места заключения брака.

Коллизионное регулирование семейно-брачных отношений осуществляется не только при определении материальных условий, но и при решении различных вопросов семейного права: установлении опеки (попечительства), регламентации алиментных обязательств, оспаривании отцовства, усыновлении и другие.

Основными коллизионными привязками в области семейно-брачных отношений являются:

  • закон места заключения брака (расторжения, признания брака не действительным);
  • личный закон лиц, вступающих в брак (расторгающих брак или обращающихся с требованием о признании брака недействительным): общее гражданство или общее место жительства;
  • закон гражданства усыновителя;
  • закон гражданства лица, в отношении которого устанавливается или отменяется опека (попечительство).

В отношении личного закона могут применяться различные комбинации: закон гражданства мужа, закон гражданства жены, закон общего гражданства. Аналогичная ситуация складывается и при использовании закона места жительства.

При этом некоторые вопросы, например материальные условия заключения брака, для каждого лица решаются индивидуально: определяются или законом гражданства, или законом места жительства для каждого лица вступающего в брак.

Особенности семейного права, обусловленные колоритностью народных обычаев, традиций, религий, существенно затрудняют процесс создания единообразных норм.

Вместе с тем, в этой сфере принято достаточно много международных конвенций, посвященных регулированию отдельных вопросов семейного права: заключению и расторжению брака, признанию его действительным или недействительным, алиментным обязательствам, защите несовершеннолетних детей, сотрудничеству в отношении усыновления, определению режима собственности супругов.

Среди основных конвенций следует назвать Конвенцию о взыскании алиментов за границей 1956 года; Конвенцию о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков 1962 года; Конвенцию о праве, применимом к алиментным обязательствам 1973 года; Конвенцию о признании разводов и решений о раздельном жительстве супругов 1974 года; Конвенцию о праве, применимом к режимам собственности супругов 1978 года; Конвенцию о гражданских аспектах международного похищения детей 1980 года; Конвенцию о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 года.

Применение формулы привязок к конкретным фактическим обстоятельствам ведет к выбору права того государства, которое компетентно регулировать семейные отношения, указанные в объеме этой нормы.

Каждое государство создает свое коллизионное право, исходя из своих интересов, из особенностей своего исторического, национального, культурного развития.

Однако при множестве способов выбора права, устанавливаемых коллизионными нормами различных государств, каждый из них является вариантом некоторых общих коллизионных формул, которые сложились в процессе многовекового развития коллизионного права и взаимных влияний.

Следовательно, все многообразие способов выбора права может быть сведено к ограниченному числу предельно обобщенных, концентрированных правил – формул прикрепления. Их называют также типами коллизионных привязок или коллизионными принципами». [11]

«В соответствии со статьей 1094 Гражданского Кодекса Республики Казахстан личный закон физических лиц это – наиболее распространенная формула прикрепления. Включает два варианта: национальный закон или закон гражданства; закон места жительства.

Первый означает применение права того государства, гражданином которого является данное лицо; второй применение права того государства, на территории которого данное лицо проживает или находится».

[12] «Личный закон – это закон физических лиц и поэтому используется он прежде всего для определения правового положения физических лиц: гражданской правоспособности, дееспособности, личных прав (права на имя, места жительства, на честь и так далее).

Разграничение между сферами применения закона гражданства и закона места жительства является главным образом территориальным – одни страны для регулирования перечисленных вопросов используют личный закон в форме закона гражданства, другие – в форме закона места жительства.

Вместе с тем существуют страны, в которых действует «смешанная система», то есть применяются обе формы личного закона. Необходимо отметить, что в настоящее время, предложенная схема потеряла абсолютность и носит условный характер – во всех странах, кроме названной формы личного закона, применяется в определенной степени и другая форма.

Можно говорить о той или иной форме личного закона лишь как об исходном коллизионном начале, имеющим преимущественное применение. В результате все больший круг государств использует «смешанную систему» личного закона, которая в значительно большей степени соответствует разнообразию регулируемых отношений.

Обратимся в качестве примера к Франции, которая традиционно относится к странам, применяющим к личному статусу лица закон его гражданства. В соответствии с этим расторжение брака, в частности, рассматривается по закону гражданства супругов.

Последовательное применение этого правила при разном гражданстве супругов для решения всех вопросов, связанных с расторжением брака (возможность, основания расторжения и так далее), требовало обращения к праву двух различных государств.

В результате чего создавались ситуации, когда в отношении одного супруга (француза) брак расторгался, а в отношении другого супруга (например, итальянца) брак не расторгался. Возникали «хромающие отношения», и закон гражданства не давал выхода из этого тупика.

В конце концов, судебная практика при сохранении общей генеральной нормы (расторжение брака подчиняется закону гражданства супругов) выработала субсидиарную коллизионную норму: если супруги не имеют общего гражданства, то применяется закон государства, на территории которого они имеют совместное место жительства.

Как видим, субсидиарною стала применяться вторая форма личного закона – закон места жительства (домицилия). Смешанная система личного закона использована во всех новых кодификациях международного частного права. Характерным примером является Венгерский Закон о международном частном праве 1979 года. В качестве общего правила, он использует обобщающую форму «личный закон» где записано: «правоспособность, дееспособность и вообще личный статус, а также личные неимущественные права, человека» которое необходимо рассматривать согласно его личному закону. Затем законодатель уточняет понятие личного закона: во-первых, это закон того государства, гражданином которого человек является, во-вторых, это закон государства, на территории которого человек имеет место жительства. Таким образом, переход к смешанной системе личного закона является характерной чертой современного развития международного частного права, что повышает его эффективность». [13]

Источник: https://studizba.com/files/show/doc/35767-3-28508.html

Коллизионное регулирование заключения и расторжения брака в мчп

Основанием возникновения коллизий в области брачно-семейных отношений является применение в различных государствах различного правового регулирования в одинаковых фактических обстоятельств.

Правовая система каждого государства закрепляет такой институт семейного права, как заключение брака.

При этом национальное законодательство обычно содержит как само понятие брака (брак-договор, брак-статус, брак-партнерство), так и собственные требования по его действительности [4].

Проблема выбора права в разрешении дел о прекращении брака стоит одной из первейших: прежде чем приступить к процедуре расторжения брака, необходимо отыскать закон, который будет ее регулировать.

При разрешении данного вопроса большинство стран применяют национальный закон разводящихся супругов, другие — закон места проживания супругов, третьи — закон страны суда.

Например, в Англии и США используется закон постоянного места жительства супругов, во Франции — закон общего домицилия либо личный закон каждого супруга.

Во многих странах данные привязки дополняют друг друга: если у супругов нет общего гражданства (личные законы не совпадают), то применяется закон общего места жительства в данный период времени, либо, если и его нет, — правопорядок последнего общего места жительства, если же у супругов не совпадают ни гражданство, ни место жительства, то применяется закон суда.

Согласно статье 4 Конвенции органы, обладающие юрисдикцией (органы государства, в котором обычно проживает усыновитель или супруги-усыновители, либо органы государства, гражданство которого имеет усыновитель или гражданами которого являются оба супруга-усыновителя), применяют свое внутреннее право к условиям, регулирующим усыновление. В отношении выражения согласия и вопросов, помимо тех, которые касаются усыновителя или его семьи, применяется национальный закон ребенка (ст. 5) [29].

Журнал международного права и международных отношений — 2015 — № 1

Соблюдение материальных условий обеспечивает в будущем действительность брака, и каждое государство внимательно следит за выполнением его гражданами установленных правовых норм.

Отсутствие единообразия в содержании понятия материальных условий порождает в последующем «хромающие браки» — браки, признаваемые в одном государстве и не признаваемые в другом.

Получается, что при регистрации брака между гражданкой Франции и гражданином России гражданка Франции, не достигшая 21 года, должна получить согласие родителей (как того требует французское законодательство), а для гражданина Российской Федерации в СК РФ такое требование не предусмотрено.

Брак и семья в международном частном праве

До 70-х гг. XX в. практически во всем мире развод рассматривался как санкция за виновное поведение супругов, за нарушение брачного договора с взысканием убытков и возмещением морального вреда.

Развод расценивался как гражданско-правовой деликт или уголовное преступление, в связи с чем вопрос о применимом праве в принципе не возникал. Деликты по общему правилу подчинялись закону страны суда, а уголовное право всегда было исключено из сферы действия коллизионного регулирования.

Как следствие, вопрос о выборе компетентного правопорядка был заменен вопросом о подсудности данного дела конкретному суду.

Источник: https://questionlaw.ru/zemelnye-otnosheniya/kollizionnoe-regulirovanie-zaklyucheniya-i-rastorzheniya-braka-v-mchp

Развод в международном частном праве

  • Самарский государственный экономический университет
  • СООБЩЕНИЕ
  • по международному частному праву 
  • Судебная практика по делам с иностранным элементом 
  • (Развод в международном 
    частном праве) 

Коллизионные нормы, определяющие право, подлежащее применению к расторжению брака, направлены на преодоление многочисленных противоречий и несогласованностей в семейном праве отдельных государств, приводящих нередко к ситуациям, когда брак, расторгнутый в одном государстве, продолжает считаться существующим в другом. Это связано прежде всего с тем, что, несмотря на реформирование семейного права и введение в конце прошлого века института развода и в католических странах, в отдельных государствах развод не допускается и сейчас (например, в некоторых странах Латинской Америки); в ряде государств возможность развода ограничена строго установленными в законе случаями (в Великобритании, Италии и др.). Особый подход к расторжению брака свойственен мусульманским странам.

Коллизионные нормы (тех 
стран, где развод допускается) весьма разнообразны. В принципе расторжение брака подчиняется либо закону гражданства супругов или супруга (большинство стран континентальной Европы), либо закону места жительства супругов (Англия, США и ряд других стран). Однако применяются и многочисленные и разнообразные дополнительные привязки.

Так, согласно ст. 61 Закона Швейцарии о международном частном 
праве развод и установление режима раздельного проживания супругов регулируются швейцарским правом; в тех случаях, когда супруги, место жительства одного из которых находится в Швейцарии, имеют общее иностранное гражданство, применяется право их общего гражданства.

В тех случаях, когда иностранное право общего гражданства супругов запрещает расторжение брака или подчиняет его чрезмерно суровым условиям, применяется швейцарское право, если один из супругов имеет, помимо иностранного, еще и швейцарское гражданство либо проживает в Швейцарии не менее двух лет; Швейцарский суд по месту происхождения одного из супругов, компетентный в силу ст. 60, применяет швейцарское право.

В положениях нового закона Бельгии о международном частном 
праве, относящихся к расторжению 
брака, следует обратить внимание на § 3 ст. 55, согласно которому подлежащее применению право не применяется, если оно не признает развода. Таким образом, подтверждено «право на развод», нашедшее отражение и в Регламенте Совета ЕС.

Расширяющая в последние 
годы сферу своего применения в семейном праве привязка к обычному проживанию используется — пока в небольшом 
объеме — и в области расторжения брака.

Так, новый Закон Кореи о международном частном праве регулирует в § 39 расторжение брака на основании тех же принципов, которые применяются при определении последствий брака (§ 37): применяется право государства, гражданами которого являются оба супруга, при отсутствии такового — право места, где оба супруга обычно проживают, а при отсутствии и этого — право места, с которым супруги наиболее тесно связаны. Но, несмотря на эти правила, если один из супругов является гражданином Кореи, имеющим обычное местопребывание в Корее, расторжение брака подчиняется корейскому праву. В доктрине отмечается, что определенный таким образом статут развода распространяется и на дальнейшие последствия расторжения брака.

В международных договорах, касающихся расторжения брака, речь обычно идет об унификации, как и в отношении заключения брака, по общему правилу, не материальных семейно-правовых норм, а норм коллизионных. Можно назвать, например, Гаагскую конвенцию о признании разводов и решений о раздельном жительстве супругов от 1 июня 1970 г., а также Кодекс Бустаманте 1928 г.

Кодекс Бустаманте устанавливает, что право на разлучение супругов или на развод регулируется законом 
супружеского домицилия, но оно не может 
быть обосновано причинами, возникшими до приобретения домицилия, если личный закон обоих супругов не признает за этими причинами тех же последствий (ст. 52).

К этому добавляется: каждое договаривающееся государство имеет право подтвердить или признать либо опровергнуть развод или новый брак лиц, разведшихся за границей в случаях, с последствиями и по причинам, которые не допущены их личным правом (ст. 53).

Основания же развода и разлучения супругов определяются законом места заявления ходатайства об этом с момента домицилирования супругов в этом месте (ст. 54).

Гаагская конвенция 1970 г. (ратифицирована Данией, Египтом, Финляндией, Италией, Люксембургом, Норвегией, Нидерландами, Португалией, Словакией, Швейцарией, Чехией и др.; вступила в силу в 1975 г.

) касается не коллизий законов, а лишь вопросов признания в договаривающихся государствах развода и разлучения.

Конвенция не применяется ни к выводам о вине, ни к дополнительным предписаниям суда, сделанным при вынесении решения, в частности, предписаниям относительно денежных обязательств или защиты интересов детей. Для признания решений необходимо соблюдение одного из установленных в конвенции условий:

  1. — ответчик или истец 
    имеют в государстве развода 
    обычное место жительства;
  2. — оба супруга — граждане 
    этого государства;
  3. — истец — гражданин 
    этого государства и имеет в нем обычное место жительства;
  4. — истец проживает в 
    государстве развода в течение 
    одного года или частями в 
    течение двух лет, предшествующих 
    дате предъявления иска;
Читайте также:  Договор безвозмездного пользования имуществом: образец 2020 года

— лицо, предъявившее иск 
о разводе, является гражданином 
этого государства и находится в этом государстве в момент предъявления иска (ст. 2).

В признании развода 
или судебного разлучения не может 
быть отказано по тем мотивам, что 
закон государства, в котором 
ставится вопрос о признании, не допускает 
развода или судебного разлучения, или по тому основанию, что был применен закон иной, чем тот, который был бы применим по правилам международного частного права этого государства (ст. 6 конвенции).

Если оба супруга в момент совершения развода были гражданами только того государства, закон которого не знает развода, то любое договаривающееся государство может отказать в таком признании (ст. 7 конвенции). Конвенция не препятствует применению в договаривающемся государстве более благоприятных для признания совершенных за границей разводов и разлучения норм права.

Процессуальные аспекты 
рассмотрения споров о разводе, установлении раздельного жительства супругов и 
признании брака недействительным, в частности, определение подсудности 
и признание вынесенных решений, нашли отражение в Регламенте Совета ЕС 2201/2003 от 27 ноября 2003 г.. Коллизионных норм данный регламент не содержит.

Однако готовится, как ранее отмечалось, проект относительно определения законодательства, применимого к разводу — так называемый Регламент «Рим III». В связи с подготовкой проекта обсуждаются вопросы о компетенции Сообщества создавать коллизионные нормы в области брака в форме регламента.

Трудности возможны и при согласовании подлежащего применению права: например, в Великобритании исходным является применение права, действующего в месте суда — lex fori, в Германии — «иерархия» привязок и использование критерия гражданства, тогда как основным направлением в коллизионном праве сейчас признается расширение применения привязки к обычному проживанию.

В российском праве коллизионные вопросы расторжения брака разрешены в СК РФ. В принципе подход к определению подлежащего применению права не претерпел серьезных изменений по сравнению с ранее действовавшим законодательством, но регулирование стало детальнее и полнее.

На территории России браки с иностранными гражданами расторгаются на общих основаниях: согласно п. 1 ст.

160 СК РФ расторжение браков между гражданами России и иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также браков между иностранными гражданами производится в соответствии с российским законодательством.

Место заключения брака и место жительства супругов с точки зрения российской коллизионной нормы решающего значения не имеют.

Таким образом, при расторжении 
в России брака супругов — граждан, например, Франции, будут применяться 
правила ст. 16-26 СК РФ. В России такой брак, если принято решение о его расторжении, считается расторгнутым.

Вопрос же о признании его расторгнутым за границей будет решаться в зависимости от того, допускается ли в соответствующем иностранном государстве, в частности, во Франции, признание расторжения за границей браков собственных граждан.

Российские граждане, проживающие за границей, имеют возможность 
расторгнуть брак с проживающим 
за границей супругом независимо от его 
гражданства, во-первых, в российском суде. Такую возможность предусматривал и ранее действовавший КоБС РСФСР. Суд в этом случае применяет при расторжении брака российское семейное законодательство.

Во-вторых, российские граждане, проживающие за границей, могут расторгать браки в дипломатических представительствах и консульских учреждениях России, если речь идет о браке, расторжение которого по российскому законодательству возможно в органах записи актов гражданского состояния.

Для принятия консулом заявления о расторжении брака необходимо, чтобы хотя бы один из супругов — российских граждан постоянно проживал за границей.

Кроме того, необходимо взаимное согласие супругов, не имеющих несовершеннолетних детей, и совместное заявление супругов, поданное в консульское учреждение России по месту жительства супругов или одного из них.

Расторжение брака производится в консульском учреждении России по месту жительства супругов или одного из них на основании совместного заявления супругов. В случае невозможности явки одного из супругов в консульское учреждение по уважительным причинам (болезнь, военная служба, отдаленность проживания и т.п.

) совместное заявление может быть подано другим супругом. Подпись отсутствующего супруга на заявлении должна быть удостоверена органом загса, в нотариальном порядке или консулом по месту жительства другого супруга. Регистрация расторжения брака производится в присутствии обоих супругов.

Лишь в отдельных случаях при наличии уважительных причин регистрация может быть произведена в отсутствие одного из супругов. Свидетельство о расторжении брака отсутствующему супругу, проживающему в России, высылается через МИД России в орган загса по месту его жительства, а если супруг проживает за пределами России — в дипломатическом порядке консулу по месту его жительства.

Расторжение брака возможно, в-третьих, в компетентных органах иностранных государств. Их решения признаются в России действительными и в том случае, когда речь идет о супругах — российских гражданах, и тогда, когда один из супругов имеет российское, а другой — иностранное гражданство, и тогда, когда оба супруга — иностранные граждане.

Следует различать признание 
брака расторгнутым и признание 
последствий развода, основывающихся на иностранном законе, например, таких как безусловное лишение виновной стороны права на вступление в новый брак, права на воспитание детей и т.п. Последствия, которые не относятся к статуту развода, в принципе должны определяться на самостоятельных основаниях (см. ст. 156, 163 СК РФ).

Минская конвенция 1993 г. (ст. 28), как и Кишиневская конвенция 2002 г., которая не действует на территории РФ, (ст.

31), предписывает применять по делам о расторжении брака законодательство государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи заявления; если супруги имеют гражданство разных государств, применяться должно законодательство государства, учреждение которого рассматривает дело о расторжении брака, т.е. lex fori.

Как видно, правила конвенций 
расходятся с рассмотренной выше нормой ст. 160 СК РФ.

Поэтому, если, например, расторгается брак украинских граждан, проживающих в Москве, российский суд по месту жительства супругов должен применить не ст. 160 СК РФ, отсылающую в этом случае к российскому праву, а ст.

28 Минской конвенции 1993 г., отсылающую к украинскому законодательству как праву страны, гражданами которой являются оба супруга.

В решении от 15 января 2002 г. № 01-1/3-2001 «О толковании пункта 1 статьи 28 и пункта 1 статьи 29 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной государствами — членами СНГ 22 января 1993 г. в г.

Минске»1 Экономический Суд СНГ подчеркнул, в частности, что при расторжении брака супругов, имеющих гражданство одного государства, «в соответствии с пунктом 1 статьи 28 Конвенции применяются материально-правовые нормы государства — участника Конвенции, гражданами которого они являются, независимо от того, компетентными учреждениями какого государства рассматривается дело».

Суд признал «противоречащими указанному правилу Конвенции случаи, когда вопрос о расторжении брака между супругами, являющимися гражданами другого государства, разрешался на основании законодательства о браке и семье государства, судебное учреждение которого рассматривало дело». Одновременно Экономический Суд принял решение о толковании п. 1 ст.

29 конвенции относительно компетенции судов по рассмотрению дел о расторжении брака супругов — граждан одной страны (см. об этом далее с. 234 и след.).

В двусторонних договорах 
о правовой помощи также используется привязка к законам страны гражданства 
супругов и к закону суда в зависимости от того, являются ли супруги гражданами одного или разных государств.

Например, в договоре России с Вьетнамом предусмотрено, что по делам о расторжении брака применяется законодательство Договаривающейся Стороны, гражданами которой являются супруги в момент подачи заявления; если один из супругов является гражданином одной, а второй — другой Стороны, применяется законодательство Стороны, в учреждение которой подано заявление. Одновременно с решением коллизионных вопросов договоры разграничивают и компетенцию учреждений, принимающих решение о разводе.

Источник: https://student.zoomru.ru/mejpravo/razvod-v-mezhdunarodnom-chastnom-prave/229505.1803904.s1.html

72. Коллизионно-правовые вопросы брака и развода

  • Законодательства
    разных государств регулируют как личные
    (неимущественные), так и имущественные
    семейные отношения.
  • Личными
    (неимущественными)

    являются отношения, касающиеся вступления
    в брак и прекращения брака, отношения
    между супругами при решении вопросов
    жизни семьи, выбора фамилии при заключении
    и расторжении брака, отношения между
    родителями и детьми по воспитанию и
    образованию детей и др.
  • Имущественные
    отношения

    – это алиментные обязательства членов
    семьи (родителей и детей, супругов
    (бывших супругов), других членов семьи),
    а также отношения между супругами по
    поводу их общего и раздельного имущества.
  • Семейно-брачные
    отношения международного характера –
    семейные
    правовые отношения, один из участников
    которых является иностранцем, или
    осложненные иным иностранным элементом,
    урегулированные нормами международного
    частного права.
  • Материально-правовые
    нормы семейного права раз­личных
    государств имеют большое разнообразие,
    что порождает на практике возникновение
    коллизий
    при ре­шении различных вопросов
    правоотношений с иностран­ным
    элементом.
  • Наряду
    с особенностями экономиче­ского строя
    существенное влияние на регулирование
    се­мейных отношений оказывают
    национальные,
    бытовые, религиозные особенности и
    традиции
    .

Для
семейного права ряда государств
характерно главенство мужа; во многих
странах до сих пор сохра­няется
неравноправное
положение мужа и жены в семье.
Гражданские кодексы этих государств
устано­вили так называемый брачный
договор, который заключа­ется до брака
и закрепляет прежде всего права мужа
на имущество жены.

Законодательство
большинства государств исходит из
единобрачия
(моногамия).

Однако до сих пор в отдельных странах
Азии и Африки признается многоженство
(полигамия), сохраняются архаические
обычаи уплаты выкупа за невесту,
установлен крайне низкий возраст для
вступления женщины в брак.

Все это
свидетельст­вует о дискриминации
женщины в семейном праве. Зако­нодательству
и практике ряда стран известны расовые
ограничения; не допускаются браки между
людьми раз­ной расы или разного
вероисповедания.

В
качестве примера обратим внимание на
отдельные различия в области семейного
права.

В
одних странах
(Россия, Германия, Бельгия, Дания, Франция,
Нидерланды, Норвегия, Латвия, Литва,
Эстония и др.) признаются только браки,
заключенные в государственных органах.
В
других странах
наравне с гражданской формой брака
правовые последствия порождает и брак,
заключенный в церковной форме (Грузия,
Великобритания, некоторые штаты США,
большинство провинций Канады, Австралия).

В
Италии, Испании, Португалии, Бразилии,
Аргентине и других латиноамериканских
странах заключение
брака формально допускается как в
гражданской, так и церковной формах
(в последнем случае при условии
обязательного последующего уведомления
государственных органов о состоявшейся
церковной церемонии бракосочетания).

Однако с учетом той роли, которую играет
католическая церковь в этих странах,
церковная форма брака, по существу,
является обязательной для лиц католического
вероисповедания, которые составляют
там большинство населения. Есть и такие
государства, в которых заключение брака
возможно лишь в церковной форме (Греция,
Кипр).

В
одних странах имеются ограничения для
женщин, вступающих в брак: они могут
вступать в брак только по истечении
определенного периода времени после
развода или смерти мужа, в других странах
такие ограничения не установлены.

Имеются
страны, в которых установлены ограничения
или особые условия для вступления в
брак их граждан с иностранцами.

Так, в
Дании браки с иностранцами разрешены
только в том случае, если лицо, вступающее
в брак, старше 24 лет; иностранка может
выйти замуж за датского гражданина при
условии, что он имеет достаточную
жилплощадь в Дании, постоянные доходы
и способен предоставить банковскую
гарантию на 7000 евро.

В Туркмении
установлены следующие правила: наличие
собственности на недвижимость или же
квартиру; требования о взносе иностранцем
определенной страховой суммы, которая
должна быть выплачена туркменской
гражданке или на содержание детей в
случае расторжения брака.

Имеются и
такие государства, которые вообще не
допускают заключения браков такого
рода. В нашей стране лишь в течение очень
короткого периода (1947 — 1953) по причинам
сугубо политического характера браки
советских граждан с иностранцами были
запрещены.

Коллизионные
нормы семейного права стран отличаются
большим разнообразием.

Брачная правоспособность, т.е.

само
право вступать в брак, отсутствие
препятствий для вступления в брак — все
это определяется в ряде государств
личным законом каждого из супругов.

В
случае расторжения брака между супругами
различного гражданства в ряде стран
применяется законодательство страны
гражданства мужа.

Что
же касается регулирования коллизионных
вопросов, то в одних странах такие нормы
включены в новые законы о международном
частном праве (Австрия, Венгрия, Швейцария,
Турция, Эстония и др.), в других — в семейные
или гражданские кодексы.

В
Швейцарии согласно Закону о международном
частном праве 1987 г. материально-правовые
условия для заключения брака лиц —
граждан двух государств определяются
швейцарским правом.

Из принципа применения
права места заключения брака и исходит
законодательство КНР и Вьетнама, а по
законодательству Германии (ст. 13 Вводного
закона к ГГУ) и России (ст.

156 СК РФ) в
аналогичных случаях подлежит применению
право обоих государств, граждане которых
вступают в брак.

Изменение
фамилии лиц, вступающих в брак, также
определяется на основе коллизионных
норм. Так, в Германии, согласно Вводному
закону к ГГУ, возможность изменения
фамилии определяется правом государства
гражданства каждого из супругов. Таким
образом, при вступлении в брак граждан
разных государств в отношении каждого
из них это будет определяться правом
его страны.

Подробные
коллизионные нормы в области семейного
права содержатся в эстонском Законе о
международном частном праве 2002 г.

В
ЕС, согласно Регламенту N 1347/2000 (вступившему
в силу с 1 марта 2001 г.

) о подсудности,
признании и исполнении решений по
семейным делам
,
вынесенные в одном из государств ЕС
решения о расторжении брака, о раздельном
проживании супругов без расторжения
брака, об объявлении брака недействительным
в отношении супругов, имеющих
местожительство в одной из стран ЕС или
гражданство одной из стран ЕС, признаются
в других государствах — членах ЕС.

Существенные
различия в материальном праве зарубеж­ных
стран, регламентирующем вопросы
заключения и растор­жения брака,
личных неимущественных и имущественных
от­ношений между супругами, алиментных
обязательств, усы­новления, опеки и
попечительства обусловили разработку
и заключение ряда многосторонних
международных договоров в области
семейных отношений. Основное
их содержание состав­ляет унификация
коллизионного права, определение
колли­зионных начал, на основе которых
устанавливается статут соответствующего
отношения, регулирование порядка их
при­знания и исполнения.

Конвенция
о признании разводов и решений о
раздельном местожительстве супругов
(Гаага от 01.06.1970)

Источник: https://studfile.net/preview/6703705/page:52/

Ссылка на основную публикацию